Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ Юлий Гуголев (Россия)

Юлий Гуголев (Россия)

 

45125579_1196243757207930_309126070651584512_n

Родился 13 декабря 1964, Москва. Окончил медицинское училище и Литературный институт. Работал фельдшером «Скорой помощи», затем в региональном представительстве Международного Комитета Красного Креста в России. Также сотрудничал как сценарист и редактор с телекомпанией НТВ. Вёл кулинарную программу «Москва в твоей тарелке» на телеканале «Москва 24». Публиковаться начал в самиздате («Третья модернизация», «Митин журнал», «Эпсилон-салон», «Через-1») Публикации в журналах «Интерпоэзия, « «Юность», «Знамя», «Октябрь», альманахе «Окрестности», интернет-журнале TextOnly и др. В соавторстве с Алёше Прокопьевым сделал новый перевод зонгов «Трёхгрошовой оперы» Б.Брехта для Московского Художественного театра (режиссёр — Кирилл Серебренников). Автор 4 книг стихов. Занимался переводами американской, ирландской и скандинавской поэзии. Лауреат Большой премии «Московский счёт» (2007). Живёт в Москве.

 

 

* * *

То они у Курского кучкуются,

то у Китай-города стоят,

то вдруг одесную, то ошуйцу

как-то слишком пристально глядят.

Шапочки, такие, на затылке,

личики в тон сизого дымка,

геотег не то чтоб прям «Бутырки»,

но — категорически «за МКАД».

То у них вдруг сбор на трех вокзалах,

то у них в автобусах биток.

И хоть они едут все на запад,

все равно приедут на восток.

Все-то у них сумки да пакеты

или рюкзаки да вещмешки.

Я у них спросить боюсь про это?

Что же вы везете, мужики?

Вот они стоят себе и курят.

Что везут — читается в глазах.

Ох, они еще набедокурят,

если кто воротится назад.

А в пакетах и спортивных сумках

или в рюкзаках и в вещмешках

ну ничего такого, чтобы в нас, придурках,

навсегда застыл бы этот страх.

* * *

Вам какая нужна интонация?

Вам какие оттенки нужны?

Кто здесь нация?! Сами вы — нация!

Под собою не чуя штаны,

ничего, кроме страха, не чуя,

кроме ревности вместо любви,

боль взыскуемого почечуя

предвкушай, культивируй, лови!

Стань кошмаром японца-эстонца.

Прозревай всюду берег родной.

Погляди, как вчерашнее солнце

обернется кровавой луной.

На маршруте от гульбищ до капищ,

поминая то бога, то мать,

каждый столько успел нафакапить,

что уж сиси-то нечего мять.

Город, жги! Наливайся, деревня!

Кто б так спину, как горло, тут рвал.

Ты права, Александра Сергевна,

это, кажется, полный провал.

Расскажи нам, Арин Родионыч,

в темноте навалившись на грудь,

как придет Субмарин Передоныч

и объявит, что время тонуть.

Если «яма» для них «Фудзияма»,

то и ненависть нам, как любовь.

Не мертвы неимущие срама.

Легион к погруженью готовь.

А заглянет чуть кто в эту бездну,

сам откроет обратный отсчет,

где все тот же солдат неизвестный

молодых пополнения ждет.

* * *

Никто не держит вас за лохов.

Никто не жмет из вас слезу.

Покуда все идет не плохо,

вы ходите, а я лежу.

Покуда все идет по плану,

всё в срок и, главное, без мук,

уже стяжать не надо прану,

не раздражают свет и звук,

и сердце, вроде, не шарашит,

и легкость, будто бы во сне,

в котором сам О. Генри машет

листом последним на стене.

И если каждую секунду

отсчитывать по волоску,

поверишь даже в то, что судну

не переплыть тоску-реку,

где на пустынном парапете

склоняются два старика

и молят мутны воды эти:

пескарика! пескарика!

Пиздарики! улов известен.

Чего сейчас об этом петь.

Приют мой тих, приют мой тесен.

Но что я мог еще успеть?

Вдруг что-то я еще мог или

еще к чему пригоден был,

чем в оседающей могиле

припоминать, кого любил,

всю околесицу, и лепет,

и как глядят два старика

покуда и меня объемлет

тоска-река, песка река.

* * *

Без собаки не получится.

                                 А. Цветков

Не пропойцей, не бродягой

в приснопамятном году

человек гулял с собакой

в Александровском саду.

Вроде, ясно все, однако

столь гибридны год и век,

что собака — не собака,

человек — не человек.

Навыков прямохожденья

недостаточно одних,

если обликом и тенью

отличаешься от них,

тех, кто в зарослях окрестных

сходу незаметен вам,

и военные оркестры

им пройдут по головам.

Эх, собака дорогая,

где гуляли мы вдвоем,

здесь от края и до края

человеческий объем.

Облака летят, как ветошь,

небеса стоят стеной.

А в окне, ты не поверишь,

президент страны родной.

Не убийца, не разбойник,

в камуфляж не разодет,

опершись о подоконник,

сукой буду, президент!

Он, склоняясь к подоконнику,

глядит себе вперед,

может, курит потихоньку,

может, просто вниз плюет

Он стоит в трусах и в майке,

как обычный гражданин,

неизвестных мыслей стайки

вьются, носятся над ним:

цифры, шифры, сроки, сверки

в ожидании конца

все снуют, как водомерки

над Рядом с ним другие лица,

друг — не друг, и враг — не враг.

Солнце за море садится,

сад окутывает мрак.

Вот бы были б там во мраке

не видны из-под воды

человека и собаки

параллельные следы.

* * *

Не дверцу шкафчика, но, в целом, Сандуны,

где причиндалы каждого видны:

болты, отростки, шланги, мотовило...

Какой там трубы — души здесь горят!

Одни проходят, прочие стоят,

и хоть у нас и веник есть, и мыло,

отец бубнит, что мы — другой разряд.

Что проку спорить с ним? — все верно: мы — другой...

Средь нас — увечные: кто с грыжей, кто с ногой,

с башкой истерзанной и с телом-самоваром.

Сквозь помутневшей памяти окно

вот в это все стожопое «оно»

ведут меня за сандуновским паром

отцы-мучители, и деды заодно.

В гробу видал я сандуновский пар.

Еще там помню, синий кочегар

при каждом шаге уголь мечет в топку;

и каждый инвалид и ветеран

намыливает свой мясистый кран,

а я на них — все правильно — без толку...

на новые ворота... как баран...

Куда ж ведут нас новые врата?

Куда мы входим с пеною у рта

(точней, без пены — нас уже обмыли)?

Здесь веника неопалимый куст

горит, как тот, в важнейшем из искусств;

и нет чертей, все сами, сами... или

держись за шайку и лишайся чувств.

А шайка наша — деды и отцы.

Какие ж все-т’ки взрослые — лжецы!

Иначе для чего им это нужно,

чтоб человек, который и не жил,

под пиво с воблой (чисто рыбий жир!)

сидел, потел и крякал с ними дружно:

как вкусно! Как прекрасен этот мир!

Но мы же тут не долго посидим...

Уйдем, как пар, рассеемся, как дым,

навеянный когда-то Сандунами.

И кочегара синяя рука

отправит в топку все, что за века

намылось, напотело между нами.

Но это будет позже... А пока

они сидят на влажных простынях,

раскинувшись, как баре на санях,

рвут плавничок, сдувают пену ловко

среди багровых и счастливых рож.

— Эй, Юликатый, ты чего не пьешь?!

И дед Аркадий, тяпнув «Жигулевского»,

знай себе крякает. И миром правит ложь.

* * *

Представляешь себе этот зальчик?

Что поверхность экрана, – чиста?

Кто мы, девочка или мальчик?

И какие у нас места?

Ну, давай мы придем попозже,

там ведь есть и другой сеанс.

Как потом все, господи боже,

будут странно смотреть на нас.

Мы пропустим, что было в начале,

нам расскажут, чем стали потом

те, оставшиеся в этом зале,

прикипая к плечу плечом.

Кто кого на подошвах вынес,

у кого скрипит на зубах

та «неблагоприятная примесь»,

распыленная в облаках,

оседающая на коже

тех, кто против, и тех, кто за...

Посмотри же, Господи Боже,

что-то мне попало в глаза.

Те, кто дымом в чужую одежду,

станут облаком – это вранье.

Что ж ты так извазюкался? Где ж ты

так изгваздался, горе мое?

За собой не зная вины, я

с глаз смахну, оботру с лица

эти красные, кровяные,

неопознанные тельца.

 

 

Новости
все

67907400_479987289494400_2838981964000657408_n

https://poezia.us/forum-2019/…

Участники форума

  • Михаил Cинельников Поэт (Москва, Россия)
  • Владимир Гандельсман Поэт (Нью-Йорк, США)
  • Сергей Гандлевский Поэт (Москва, Россия)
  • Михаил Рахунов Поэт, переводчик (Чикаго, США)
  • Борис Марковский Поэт, журналист (Бремен, Германия)
  • Сергей Лазо Поэт (Тернополь, Украина)
  • Котэ Думбадзе Поэт, философ (Грузия)
  • Елена Малишевская Поэт (Киев, Украина)
  • Леся Тышковская Поэт, бард, литературовед (Париж, Франция)
  • Татьяна Ивлева Поэт (Эссен, Германия)
  • Ангелина Яр Поэт, прозаик, журналист (Киев, Украина)
  • Дина Дронфорт Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Елена Дараган-Сущова Поэт (Москва, Россия)
  • Борис Фабрикант Поэт, (Англия)
  • Анна Германова Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Галина Комичева Поэт (Киев, Украина)
  • Ирина Мацкевич Поэт (Минск, Беларуссия)
  • Юрий Михайличенко Поэт, бард (Барселонав, Испания)
  • Саша Немировский Поэт (Сан-Франциско, США)
  • Олег Никоф Поэт, издатель (Киев, Украина)
  • Виктор Шендрик Поэт, (Бахмут, Украина)
02.08.19
Телефон: