Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Главная \ Архив \ Виктор Цхварадзе (Грузия)

Виктор Цхварадзе (Грузия)

64915400_850898641953951_3846146649541836800_n

Брат мой, Виктор Владимирович Цхварадзе не был избалован многочисленными публикациями в литературных изданиях. Он ушёл из жизни не успев стать известным широкому кругу читателей. Я, как составитель этого альманаха считаю своим долгом познакомить участников и гостей фестиваля поэзии «Батумские каникулы» с творчеством уникального поэта.

Виктор Цхварадзе родился в 1951 году в городе Лиски Воронежской области. Учился в Москве и в Тбилиси. Окончил Грузинский политехнический институт, работал инженером-конструктором гражданского строительства. Публиковался в журнале «Литературная Грузия», в альманахах «Дом под чинарами» и «Освобождённый Улисс. Современная русская поэзия за пределами России». Зимой 2000 года переехал в Москву. Осенью 2003 года умер от сердечного приступа. «Виктор Цхварадзе ведёт своё поэтическое повествование по законам свободного дыхания, стихийно перемещающегося метафорического ряда, его сюжет перетекает из стихотворения в стихотворение не содержанием, а высоким смыслом, воплощающим драматизм высокого замысла. Размышляет об этом в давней рецензии поэт и критик Александр Уланов: «Мир Цхварадзе чрезвычайно разнообразен. В то же время возникает ощущение того, что стихи слипаются, представляя всегда одно и то же – хаос жизни в современном городском пейзаже. Туда падают и слова грузинского языка и реалии современного Тбилиси – и растворяются в общем беспорядке. Странный гибрид Дали и Пиросмани! Никакой эволюции стиха или языка в сборнике не видно, все тексты кажутся написанными в один день. И тут же цитата из отзыва поэта Александра Ерёменко: «...это не поток сознания. Это строго организованный, где-то даже логически выверенный (внутренней логикой языка, не линейкой) поток слов. В первую очередь – это явление языка, а не души. И автор умеет отдаться этому потоку и дать развиваться стихотворению не по прихоти автора, а по внутренней прихоти самих слов, языка».

Каждый по-своему, они подтверждают: движение стиха у Виктора Цхварадзе – непресекаемый, от стихотворения к стихотворению – рассказ о жизни языком поэзии. И это движение, этот рассказ продолжаются после ухода автора из земной жизни – такова сила истинного поэтического слова».       

Даниил Чкония

 

 

* * *

Над охотой со скрипом,

до болот с переменным успехом,

комар не пролетит, тем более газетная утка.

Без адреса вопрос – никто по-русски не шпрехен? –

стоял неизвестно какие, уж точно, не первые сутки.

Эх, в потёмках чужой души погостил бы даже с месяц

червь сомнений моих, не опаздывай к утренней мессе!

На обочине тракта – пульс судебного пристава,

да шлагбаум, за шоссе голосующий истово.

Раны рваные от кусачков – молодо-зелено.

Ого-го сколько палок,

мшистых капканов в расщелинах.

Буйным головушкам психей, себе дороже,

каких-то психованных, – карстовые пещеры ложем.

Пик формы на лодочке разбуженных толчком качелей.

* * *

Тут-то плохого слуха орган

с другим не перепутает мать-героиня,

из сорока разбойников – один, и считать не надо,

в отличие от запаски мопеда – накачан, но героином,

в закутке просторов – сам не свой, ох, придушила б гада…

Мольберту такая живопись на стенописи пальцем где-то

презент, где-то расплывчатость характерной черты

неподвижности в динамике хаоса.

Нет этому прецедента

в репродукциях репродуктора, с войны за шанс, впритык

к завихрению мозгов у вышколенного его страстью

кинжала из-под плаща костромского тореадора.

Абстрактные бородки, на кителях свастик

не древнеиндийский смысл,

в толпе иголкой и в львиной доле

с детским браунингом настоящий, и какой резон

носу – в объект санэпидстанции на пять персон.

Рыск верстовых столбиков по бездорожью,

аж звёзды забряцали,

такой убойной силы лобио на нём.

Не мудрено, что конопля и мак назвались рожью,

с квартирами сдаются летом жёны и мужья в наём,

на стенах секретных баз стендовиков трофеи,

глаза икон с блеском легированной стали,

и не предопределить,

когда будет фамильным отпрыскам до фени

с чем багаж, какой вокзал и почём сало…

* * *

На рубеже Ледовитого ни ямщиков, ни почт,

лишь промысел тюленей, зуб о зуб и без конца

мытарству бездомных айсбергов,

в рубцах от «пока я не…»,

стёжок под откос.

На заработки в элизиум не прочь

и круглым идиотом протектор спущенного колеса,

на ярлычке микстуры от кашля трасса к покаянию.

Зачем-то, не во вред нуждающейся в амулете

чёрной магии от частого недержания мочи,

досугу боем остановленных часов

и метрике зимы в ущерб,

палка о двух концах – в навозе бабьего лета,

из битвы за урожай – отборные войска саранчи,

под жребием ламп нести свет людям – герб

продуктов сгорания от недосыпа,

станок, как будто

приспособленный к браку от простоев

на коронации питона, – ланям и косулям гид.

Сумел же крест и в руках ереси, и из-под спуда,

и на сгорбленном от тяжб с землёй престоле

присоской стать прожорливых ланит.

* * *

Легка на подъём, как пыль,

ручка шарманки на подъёме Винном.

Плоской кровлей завербованный кураж

обет молчания тротуара пнул.

Потерял невинность

портальным краном вынутый из барж

в мускатном масле авлабарский говор.

Свершила обряд неповиновения ему,

по переписи, — гавайская гитара,

в сомбреро павильончика с фуникулёра

забыв про люфт завгара.

За Ортачальским жалюзи Кола Брюньона

хохма не умирала, зэковской став.

Без поварёшки повар,

в треске истощённого рогатками неона,

с пальбой по поводу и без

натужившись нытиком-грузовичком,

подвальчик Вениаминовский брал штурмом

пороков двойственный союз.

А в шенкелях платанов схематичный ом

беззлобно противился осе,

как солнцу пульман.

В нсветилась смутная догадка: утро!

Катясь по набережной яйцом Фаберже,

гурьба, непонятно из чего, взвивалась юртой...

Скрипки петель под смычком фрамуг.

Из мелкокалиберки по призракам хлопки.

Фикус бьёт в ладоши: оркестровые тарелки?

В теле убитого щелчками по лбу дня

духи услышали французские духи,

магнолией державшиеся за лацканы,

за волосы, но до разделки

даров природы.

Без базара: Сололаки влип.

Одурью штиблет — всё, что от партийцев, —

нехотя грузились голуби.

С привкусом мяты, бодрому «гип-гип»

очаг камня на камне не оставил.

Где околпачен был ментор

твоих пенатов, Веста?..

на помпеянских фресках?..

в подвальчике Вениаминовском?..

                                                          Однако,

головешек сговор — не чадить, а у костров,

на барахлишке незапятнанного именами

и лётной погодой для голубей акра,

сколько песен штабелями,

                                               столько дров

 

Новости
все

67907400_479987289494400_2838981964000657408_n

https://poezia.us/forum-2019/…

Участники форума

  • Михаил Cинельников Поэт (Москва, Россия)
  • Владимир Гандельсман Поэт (Нью-Йорк, США)
  • Сергей Гандлевский Поэт (Москва, Россия)
  • Михаил Рахунов Поэт, переводчик (Чикаго, США)
  • Борис Марковский Поэт, журналист (Бремен, Германия)
  • Сергей Лазо Поэт (Тернополь, Украина)
  • Котэ Думбадзе Поэт, философ (Грузия)
  • Елена Малишевская Поэт (Киев, Украина)
  • Леся Тышковская Поэт, бард, литературовед (Париж, Франция)
  • Татьяна Ивлева Поэт (Эссен, Германия)
  • Ангелина Яр Поэт, прозаик, журналист (Киев, Украина)
  • Дина Дронфорт Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Елена Дараган-Сущова Поэт (Москва, Россия)
  • Борис Фабрикант Поэт, (Англия)
  • Анна Германова Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Галина Комичева Поэт (Киев, Украина)
  • Ирина Мацкевич Поэт (Минск, Беларуссия)
  • Юрий Михайличенко Поэт, бард (Барселонав, Испания)
  • Саша Немировский Поэт (Сан-Франциско, США)
  • Олег Никоф Поэт, издатель (Киев, Украина)
  • Виктор Шендрик Поэт, (Бахмут, Украина)
02.08.19
Телефон: