Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ Вахтанг Глонти (Грузия)

Вахтанг Глонти (Грузия)

 

64625602_377771906177210_167200590047215616_n

Родился 4.12.1954г. Закончил Батумский педагогический институт, факультет филологии и Тбилисскую духовную академию. Автор 10-ти книг стихотворений. Лауреат литературных премий Галактиона Табидзе, Тициана Табидзе, Фридона Халваши, Ильи Чавчавадзе, Акаки Церетели, Тбел Абусеридзе. Обладатель Золотой книги «Городской ашуг» и титула «Рыцаря поэзии» золотого фонда деятелей искусств. Почётный гражданин города Батуми.

 

* * *

«Во имя Отца и Сына

и Святого Духа» – трижды

повторяй. Наши сны нам

не изменят, только выжди.

Перед смертью все желтело,

после смерти все изменишь;

и поднимешь землю телом,

и воскреснешь словно Феникс.

И врагам твоим убогим

ты вонзишь вдруг око в око,

и понятны станут многим

боль твоя и одинокость.

И отметит Бог польщенный –

«Муки для тебя же длил Я,

хоть ломались, вдвое больше

отрастали твои крылья».

Слава Богу, слава мукам

и дождям, в которых мокли;

перестань в бессмертье стукать,

жив пока – отказан отклик.

«Во имя Отца и Сына

и Святого Духа» – трижды

повторяй. Наши сны нам

не изменят, только выжди.

 

* * *

Страна одинокого солнца…

Странно одинока луна,

где рвется под огненным пальцем

у маэстро дождя струна.

Струна, струна, страна, страна,

где Бога нет, там сатана...

Бог, райские пошли нам сны,

ну где же рай без сатаны!

Страна одинокого счастья,

страна одинокой беды,

где рождество, как распятие,

а воскресенья не жди.

Не жди, не жги, струна, страна,

где Бога нет, там сатана...

Бог райские пошли нам сны,

Ну где же рай без сатаны!

Страна изгнанных, непризнанных,

нежданных, незваных страна –

нам, для горьких испытаний,

за чужие грехи дана.

Дана она, страна, страна,

где Бога нет, там сатана...

Бог, райские пошли нам сны,

ну где же рай без сатаны!

 

* * *

Крест и дощечка – здесь кто-то стих –

такой-то год‚ такой-то нумер…

Да, чтут поэта – не за стихи –

за то‚ что выжил и не умер.

Розы и грëзы – в нем жив Орфей‚

он сам Ромео, и нежность и дикость;

он пробуждает в женщинах фей –

О, Джульетта! О, Эвридика!

Восторг и срам – и голод‚ и вдруг –

просит кесарь разделить с ним ужин.

И ненавистников ширится круг,

а круг друзей всё уже и уже.

Тайная вечеря – палачи в ночи –

горят прощальные свечки плача‚

и так испачканы братья стихачи

душой‚ не хотят и руки пачкать.

И всё-таки моет руку рука –

ведь они правые – руки – Пилата.

А потом обсудят в литкругах –

раз Пилат моет, значит так надо.

Надо – не надо!.. Надо – не надо!..

Надень венец, в конце концов;

это не люди, а просто стадо‚

л Крест и дощечка – здесь кто-то стих –

такой-то год‚ такой-то нумер…

Да, чтут поэта – не за стихи –

за то что выжил и не умер.

 

* * *

И вновь блуждаю я в былом,

и блекну, болью разбалован.

Душа, как павший Вавилон

по небесам тоскует снова.

И снится глыбам нежный сон,

Бог превратил их в птичьи стаи.

Раскрылись крылья в унисон,

это не сон – давай, летай!

А там внизу земля-змея,

и чёрт с землёй (узнал по роже),

и нам туда смотреть нельзя,

я так устал, прими, нас Боже!

Прими своих родных внучат,

не поумнели мы от горя,

а стоит смертных поучать,

если те смерть не переспорят?

Я так устал, мои уста

без слёз и слова не проронят.

Покинув чёртов пьедестал

я скроюсь от людского роя.

Прими меня и приюти,

души скорбящей летописца.

Мне больше некуда идти,

мне больше незачем молиться.

 

БАТУМИ

Перевод с грузинского Тариэла Цхварадзе

 

Когда в Тбилиси льют дожди,

мне дышится легко,

ведь мой Батуми – это дождь,

и больше ничего.

Взрастили улицы меня,

и брызги волн его.

Батуми просто нянечка,

и больше ничего.

По имени знал стар и млад

отца здесь моего.

Батуми – это скорбь моя,

и больше ничего.

Здесь брата на Голгофу

вели, и от того,

Батуми лишь проклятие,

и больше ничего.

Здесь много раз, коснувшись дна,

взлетал я высоко

Батуми лишь корриды круг,

и больше ничего.

Здесь кости предков и друзей

зарыты глубоко.

Батуми – это просто смерть,

и больше ничего.

Но если завтра буду жив,

вернусь я в смерть свою,

и утром выйдя на залив,

негромко повторю:

«Батуми снов моих фантом и больше ничего».

Здесь женщину свою любил,

как прежде никого.

Батуми лишь любовь моя,

и больше ничего.

Он и распнёт и воскресит

любого так легко…

Батуми – это есть Батуми,

и больше ничего.

Умру, оплачет ливнями

поэта своего.

Батуми – всё же просто дождь,

и больше ничего.

 

Телефон: