Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона

Стихи

***

На следующий день после того

Как закончится война

Вернутся скелеты ласточек

Увы, без клювов

И глаза их, белые, сваренные вкрутую,

Будут лететь в трех дюймах впереди их полупрозрачных лиц -

И немного сбоку.

В люльках захныкают скелеты детей

И скелет собачки выкопается из-под пепла

И попробует найти свой ошейник,

И не найдя его, грустно рассыплется на части.

На крыльцо выйдет скелет мужчины в противогазе

И будет долго смотреть на скелеты кур, роющихся в радиоактивном  пепле

И слушать как задумчиво каркают скелеты ворон

на оплавленных скелетах фонарных столбов

А услышав тихое курлы… он испуганно взглянет в небо

Но в черном небе уже  не будет самолетов,

И лишь скелеты журавлей будут лететь

так высоко-высоко, так плавно, так странно,

что скелет мужчины улыбнется и поймет,

что теперь уже все кончено

и теперь уже все будет хорошо

 

 

Комната

 

Вот комната. Вот старое трюмо

в самовлюбленной раме из ореха.

Оно уже не помнит, что его

касались пальцы девятнадцатого века.

Там, в глубине, зеркальна тишина,

налево от дряхлеющего шкафа,

и тридцать лет - лишь угол да стена,

да роза элегантнее жирафа.

Столетье смерти вброд переходя,

ты видело зажравшихся и нищих,

в янтарном блике солнечного дня,

девчонку, что выдавливала прыщик,

и, сотни раз умершего, меня,

в моих уже исчезнувших обличьях.

А время-то, как спица колеса,

как лопасть вентилятора, как птица,

как выдох, как летящая оса,

как молния, что освещает лица,

как на зрачке растущее бельмо,

как в кружке растворяющийся сахар.

И есть на свете старое трюмо

заряженное им, как конденсатор.

И знаю я, в зеркальной тишине

Любовь и память движутся и дышат.

Так Бог фосфоресцирует во тьме,

Когда никто не верит и не слышит.

 

Небесная Москва

 

Вчера она заметила у себя лишний килограмм,

и теперь ее ужин превратился в айкидо:

ее тело – ее любимый враг;

она должна насытить его,

но ничего не съесть.

Она сидит в кухне

перед тарелкой салата:

капуста, капуста.

Тоска, зеленая, как лук.

Лук, зеленый, как тоска.

Да еще завтра идти к зубному.

Впрочем, зуб пока притих.

Вот, думает она, разлила масло, насвинячила.

Ну и ладно.

В год свиньи

можно и посвинячить.

Если постучать себя по лбу,

думается легче.

Мысли нужно растряхивать.

И вдруг она вспоминает:

В холодильнике – мммм, три куриных окорочка.

Но нет, не сегодня.

Только не сейчас.

А рука уже открывает белую дверцу.

Вот они, проклятые. Вот все три.

Боже, я так часто покупаю

три окорочка, думает она,

что скоро буду верить,

что куры бегают на трех ногах.

Она вгрызается в холодную плоть,

почти что рыча.

Она почти волчица,

почти акула,

практически анаконда.

И вдруг кусает на больной зуб.

В первое мгновение боль

это совсем не боль,

а форма истины:

легкий голубой поток

из приоткрывшейся форточки

в страну смерти.

Так больно, что Москву увидишь, говаривала бабушка.

И впрямь, она видит Москву.

Но не эту, а небесную Москву,

платоническую идею Москвы:

белые купола, купола.

Она вскрикивает от боли,

но как-то внутрь,

втягивая в легкие крик,

вскакивает, поворачивается к окну,

упирается лбом о стекло.

Там, за окном, летучие мыши

бьются в паутине лунного света.

За окном мальчик и девочка сидят на скамейке,

держась друг за друга

крючками согнутых мизинчиков,

и прозрачные призраки поцелуев

порхают между ними как бабочки.

Мимо них идет сумасшедшая

с пятью собачками на поводках,

а собачки торчат во все стороны,

словно растопыренная пятерня ее безумия,

и небесная Москва

все еще пульсирует сквозь них, затухая.

Небесная Москва, она лунного цвета,

будто Тадж-Махал,

и вся в куполах, куполах...

Красиво-то как, думает она,

и осторожно присаживается к тарелке с салатом.

 

***

Восемь миллиардов бактерий переселяются

с одних губ на другие при поцелуе,

и двести миллиардов - если поцелуй с языком.

Его восемь миллиардов уже заждались.

Уже сложили сумки, сидят на чемоданах не первый день,

а двести миллиардов почти потеряли надежду.

Но все-таки весна.

И все-таки вечер.

И все-таки музыка кружится в свежей листве.

И все-таки ее губы так близко.

- Ну давай, давай! -

кричит папа-бактерия,

отец большого семейства.

пока семья сидела на чемоданах, уже выросло три поколения бактерят,

а первые новорожденные бебики успели состарится.

А ведь ее губы и мягче и удобнее и шире,

хотя и слишком напомажены.

Впрочем, можно расположиться поближе к зубам,

думает хозяйственный папа-бактерия,

если только зубные бактерии не слишком агрессивны.

Наконец она целует его сама.

- Зачем тьыы меня поцеловааал? – спрашивает,

словно задыхаясь.

- Потому что я тебя люблю! - подсказывают правильный ответ

двести заждавшихся миллиардов.

Орут что есть мочи,

но он не слышит,

не слышит.

- Сам не знаю, так получилось! – отвечает.

- О боже! - говорит папа-бактерия. -

- Если бы я в молодости был таким тюхой,

мои три миллиарда детишек до сих пор бы не родились!

Но чу! она знает что делать.

- Ведь ты меня любишь? - спрашивают ее мягкие губы,

и ловушка-22 захлопывается.

Правильных вариантов ответа нет.

- Ну да, - мямлит он,

бактерии ликуют, и юный амур застёгивает еще один золотой замочек

и проглатывает ключ.

 

Серафим

 

Его душа воплотилась, чтобы найти на земле свою лолиту,

но опоздала, поэтому он любит всех похожих на нее -

всех от девяти до пятнадцати.

Он не мечтает о сексе с ними.

Ему достаточно видеть их,

но смотрит он по-особенному, и лолиты это замечают.

О, он никогда бы ни причинил им боль.

Вся огромная любовь в его сердце состоит из нежности.

Разве это плохо? – спрашивает он себя.

 

Серафим Петрович работает в школе

учителем физкультуры.

Порой, совершенно случайно, он заходит к девочкам в раздевалку.

Извиняется. Улыбается, обнажая резцы. Уходит.

Девочки знают, что он ненормальный.

Знают и мальчики,

поэтому, подрастая,

они встречают Серафима на улице

и месят его шишкастыми кулаками.

Впрочем, его любовь так чиста,

что может быть, он и вправду ангел?

Не зря ведь его зовут Серафим.

 

Однажды стадо злых мальчиков решает это проверить:

натянув капюшоны до пухлых щек, обсиженных прыщами,

они выбрасывают Серафима из окна третьего этажа

и, холодея душой, смотрят, как он летит, летит...

Нет, он не расправляет крылья,

не плывет на волнах эфира,

а, суча ногами, тяжело и больно падает в куст сирени.

Впрочем, на следующий день он снова приходит на работу,

нежен и не увечен.

 

Серафим Петрович женат

и до вчерашнего дня имел дочь.

А вчера она отправилась на небеса,

так как от рождения имела слабые легкие

и почти не умела дышать.

Сегодня Серафим не заглядывается на бледно цветущих лолит.

Взгляд его бессочен и будто задымлен.

Вначале лолит это даже обижает

и немножко бесит.

 

***

Поросенок Иван
знал, что дни сочтены.
Он жевал,
карих глаз не сводя со стены.
Он по хлеву топтался
туда и сюда.
Он не пил из лохани,
где с грязью вода.
В каменистом полу
процарапал подкоп.
Щели в досках прогрыз,
раскровянивши рот.
А потом
всю дорогу на бойню визжал.
Потому что он знал,
потому что он знал.
Так печально, что все мы
когда-то умрем.
И печально, что знаем,
но песни поем.

 

Новости
все

67907400_479987289494400_2838981964000657408_n

https://poezia.us/forum-2019/…

Участники форума

  • Михаил Cинельников Поэт (Москва, Россия)
  • Владимир Гандельсман Поэт (Нью-Йорк, США)
  • Сергей Гандлевский Поэт (Москва, Россия)
  • Михаил Рахунов Поэт, переводчик (Чикаго, США)
  • Борис Марковский Поэт, журналист (Бремен, Германия)
  • Сергей Лазо Поэт (Тернополь, Украина)
  • Котэ Думбадзе Поэт, философ (Грузия)
  • Елена Малишевская Поэт (Киев, Украина)
  • Леся Тышковская Поэт, бард, литературовед (Париж, Франция)
  • Татьяна Ивлева Поэт (Эссен, Германия)
  • Ангелина Яр Поэт, прозаик, журналист (Киев, Украина)
  • Дина Дронфорт Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Елена Дараган-Сущова Поэт (Москва, Россия)
  • Борис Фабрикант Поэт, (Англия)
  • Анна Германова Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Галина Комичева Поэт (Киев, Украина)
  • Ирина Мацкевич Поэт (Минск, Беларуссия)
  • Юрий Михайличенко Поэт, бард (Барселонав, Испания)
  • Саша Немировский Поэт (Сан-Франциско, США)
  • Олег Никоф Поэт, издатель (Киев, Украина)
  • Виктор Шендрик Поэт, (Бахмут, Украина)
02.08.19
Телефон: