Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи

Стихи

Первые

 

Все города, где ты меня любил,

не названы и даже не открыты.

Ещё растут будяк и чернобыль

на пустырях, и шмель гудит сердито,

ныряя в гроздь соцветий, и пыльца

полынная летит над юным миром,

и тёплый свет касается лица,

и сок течёт, и пряно пахнет мирра –

и всё вот-вот начнётся, не спеши...

 

Не говори, пожалуйста, пока...

Пускай в руке согреется рука,

пускай река взволнуется, до дна

чиста и ледяна, пускай волна,

всплеснув едва, уткнётся в камыши...

Пусть белый день течёт сквозь нас, течёт,

пусть на губах горчит полынный мёд,

и мелкий бисер пота меж лопаток

сотрёт твоя ладонь... Потом, когда

во облацех затемнится вода,

и вспыхнет беспризорная звезда,

и голос с неба будет сух и краток –

мы выйдем из безвременья, и смерть,

шурша травой, на шаг опередит нас –

чтоб спрятаться в замшелых мрачных криптах,

когда взлетит над миром вера-плеть.

 

Гранат почат. Познание – не яд,

но сад шумит, и скоро станет ядом

текущая по пальцам кровь граната...

И я целую пальцы, и дрожат

на кончиках ресниц цветные блики.

У райских птиц – архангельские лики,

и очи их ржаным огнём горят.

Но что нам Сирин, что нам Алконост?

Смотри, уже вгрызается в свой хвост

несчастный обречённый уроборос,

уже звенит от гнева горний голос,

спускается туман по косогору –

и значит, жизнь готовится к повтору.

 

Мы выйдем в ночь. Мы – первые. И нам

дано назвать свой мир по именам.

 

...Стена огня и гнева, а за ней

наш первый город – тысячи огней.

 

 

Кайнознойно

 

Лето обрушилось. Город понурил плечи.

Игом жары клеймённый, кипит проспект.

Мчатся машины смертных, ни в чём не вечных

так, словно гонит их яростный зверь аффект.

 

Ветер врывается, разом вздымая юбки,

длинные волосы, краткие споры о

несовершенстве мира. В земной скорлупке

булькает армагеддонское вещество.

 

Я приручаю знаки праалфавита

и отправляю только три слова, но

ты прочитаешь всё, что во мне сокрыто.

Хлопает громко распахнутое окно,

падают крупные капли вселенской лавы,

валит поток бегущих в жерло метро.

Ливень объявлен. У грома слова шершавы.

Молнии вездесущи, как Фигаро.

 

Люди домашние, пахнущие борщами,

смотрят из окон усталых своих квартир,

как отливает ливень стекло и камень

в дерзкий, отмытый и довавилонский мир.

 

Жрицей, блудницей ли, вечною ученицей

делаю шаг по бурлящим вовсю ручьям.

Всё, что случалось раньше, опять случится.

Ветви оливы бросают с небес жар-птицы,

мерно качаясь, сквозь тучи плывёт ладья

бога ночного, и сыплются звёзды-искры.

Я прикасаюсь к сердцу. Оно поёт.

Времени нет. А в туманистом и слоистом

будущем всё происходит не в свой черёд.

 

...Не отвыкается. И не каяться нам, родной мой.

Круг замыкается в лучшей из квадратур.

Звёздно. Прохладно. Уверенно. Кайнозойно.

Ввысь простирается славный наш город Ур.

 

 

Не всматривайся в бездну, паучок

 

...Скажу, что знаю. Только ты – молчок.

 

Не всматривайся в бездну, паучок.

У бездны чёрен рот, глаза – прозрачны.

В ней всякий неродившийся живёт,

а падающий в ночь уже не плачет.

 

Плети себе охранные круги,

и ловчью сеть, и маленькие планы.

В грядущем дне не высмотреть ни зги,

да и не всем день новый по карману.

 

Смотри, дрожит на жале терпкий яд:

пчела-трудяга бьётся, но сдаётся.

Беги же к ней и не смотри назад.

Мы все немножко тут танатоходцы:

бежим, бежим над пропастью во лжи,

и множим ложь, но умножаем смыслы,

и прирастает вещной сутью жизнь,

не нарушая принцип коромысла,

гласящего, что грамотный баланс –

венец всему. А впрочем, восьмилапый,

мой скучный полуночный декаданс

не стоит переходного этапа

от густоты бездонной майской тьмы

к глотку рассвета в яркой чашке неба.

Плету себе неслыханную небыль -

и ты плети. Среди путей прямых

всего короче тот, что огибает

колючие углы чужих дилемм –

но тут ты прав, то знать тебе зачем,

когда открыт сезон, и ветер мая

несёт улов хитиновой еды.

 

Четвёртый час. В нём тает Млечный дым,

зола созвездий тихо дотлевает,

и бездна заскучавшая зевает.

Смотри, как чёрен рот. Глаза – пусты.

 

...Сады цветут – и утром будут пчёлы,

чему ты, мохнолапый, явно рад.

Но если пчёлы над цветком гудят,

то к осени созреет виноград

и станет позже терпким и весёлым

вином – но раньше всё же будут вишни,

и чай в саду, и кислый красный сок

на пальцах и губах...

 

Но ты – молчок.

 

Ведь тот, кого люблю, меня услышал.

 

 

Пусть день будет чист и светел

 

В этом году асфоделии вышли к дому –

белое море под окнами, видишь, море?

В сад выхожу, возлюбленный, точно в омут –

разом и с головою в чужое горе.

Плачут и шепчутся тонкими голосами

тысячи тысяч обычных во всём историй,

вросшие в землю корнями цветов, камнями

вжатые в почву, друг другу, как эхо, вторят.

 

Между стеблями колышутся ловчьи сети.

Дёрнешь струну - встрепенётся паук прозрачный.

Встретишься взглядом с глазами мушиной смерти –

небо ночное потом полыхает ярче

светом ушедших, дорогой давно забытых,

млечными брызгами новых чужих галактик.

В райских садах наливаются Персеиды.

Август всё ближе.

Пора перейти на дактиль.

 

...Ёжась спросонья, поёт Алконост забвенье,

лапу поджатую прячет в густой подпушек.

Лодка качается. Тянется воскресенье.

Мутный Харон, ненадолго слетев с катушек,

вспомнил о долге и долго считает сдачу,

в стёртых оболах уже не ища награды.

Прялка жужжит пчелою. Вовсю судачат

мойры в беседке из дикого винограда:

старость не радость, и пряжа не та, что прежде,

и молодёжь такая, что сплошь оторвы.

Прялка жужжит. Вьётся нитка. Шумит прибрежье.

Ветер с похмелья печально гудит в валторну.

 

Вести с другого берега так похожи,

что их достаточно слышать и раз в столетье.

 

...Ноги в росе. Прижимаюсь к нагретой коже.

Здравствуй, родной мой. Пусть день будет чист и светел.

Солнце проснулось, сбежали ночные мысли,

в небе спиралью вращается уроборос.

 

Слышу твой сонный, тёплый, любимый голос.

Падаю в счастье.

И – возвращаюсь к жизни.

Телефон: