«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

*

Соскучиваюсь, что еще сказать,

Как долго время тянется назад.

Выплевываю косточки от вишни,

Не запираю двери на замок,

Ночные тени спрятаны в трюмо,

И ветер за окном почти не слышен.

По книжной пыли отгадай меня,

И ни за что уже не променяй

На встречный поезд и заморский парус.

Метель хватает приступом порог.

5.30. Открывается метро.

Снег падает легко. Я просыпаюсь.

 

*

 

Переулковое, земное,

Незапамятное мое,

Этот город свои основы

На ладони мои дает.

Открываю его неглинки,

Забираюсь на чердаки,

Этой улице - вечеринки

И немножечко - чудаки.

Дальше будут дышать карнизы,

Старожилы знакомых мест,

Воздух снежной пыльцой пронизан,

Целый месяц ещё зиме

Отступать по мостам и крышам,

Ворковать за моим плечом.

Научаюсь любить и слышать

Каждый шорох и пустячок.

 

*

Он больше не страх -

Никому, никогда,

Рождались дары

И звенела звезда,

Коверкались мысли,

Гудели слова,

Не вздрогнуть, не вспомнить,

Не нарисовать.

 

Мне пять,

Я глазею в ночное окно,

И в комнате вовсе не страшно

Одной,

Когда за плечами

Воркует любовь,

Взрослеет под боком,

Прикроет собой,

И вот уже за руку

Держит навек

Открытый однажды

Всегдашний завет.

 

*

Мы умерли, мы были, мы уже

На синем незнакомом этаже,

В тельняшке наизнанку, дотемна,

Пока зима идет, пока луна

Скрывается за ветошью ночной,

Срывается под утро, и со мной

Оставит свет и тень, едва слышна,

Пока зима стоит, пока луна.

 

*

Я позже появляюсь – в двойниках, И в тайниках, на варварском наречьи, А ну, давай, хватай меня за плечи, Построй мне дом на глиняных ногах! И будем вспоминать глагол, артикль, И череду разлук и ударений, И пряники с малиновым вареньем Никто в тот вечер нам не запретит. Мы будем торопиться вспоминать Любимые когда-то имена, Мороз и солнце, чернозем и глину, И с сахаром протертая малина Вернет и поддувало, и трубу,

И печка, словно сказочный горбун Опять затянет свой мотив старинный. Когда назавтра снова умирать, Ты тихо обними меня за плечи, И пусть метель беснуется с утра, И пусть сойдет с ума сверчок за печкой.

 

МУХА

Утро вступает в права по своим законам,

Этот порядок давно тебе знаком, и

К новому дню ты тоже, положим, причастен,

Но

Если твой быт сейчас разделить на части,

Что-то останется дому,

Что-то - другому -

Ветхому, допотопному, разбитному -

Тебе,

Не знающему пощады,

Грузно снующему между борщами.

 

Дом-половинка тебя навостряет уши,

В щели оконной дремлет о летнем зное

Муха, а ты - состарившийся, бегущий -

Лишь продолжение дня и ничто иное.

 

Номер квартиры везучий, как будто точно

Ты угадал родиться, что так прилежно

Выучил наизусть свой кудлатый почерк,

Полки и книги, и все, что случилось между.

 

Ты уезжал-оставался, и так, и эдак,

Дом надрывал фанерные перепонки.

В комнате все как прежде: углы и полки.

Муха проснулась. Время летит к обеду.

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: