«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

***

За кирпичной стеной облака, за кирпичной стеной очертанья

Переросшего в небеса драгоценного содроганья

На ветру прошлогодних афиш, лоскуточков без дела.

Про песок, про камыш летний полдень бормочет несмело,

Достаёт из кармана кораблик, ещё самолётик,

Воздух или вода заливает стихию за бортик.

Странноокая девочка-милость, подвержена чуду,

Говорит, я резвилась, теперь ничего не забуду.

Это мыльный пузырь, это просто ревнивая клякса

И порушенный нами музей рокового романса

И врачи в облаках и герои простых приглашений.

Остаётся в веках за стеной молодого объятия гений.

Остаётся за веками глаз песня первого жеста.

Уходить и обнять это место. Целебное место.

Потому что здесь было и будет всё то, что не знаешь.

Белокрылые новости. Лестница кладов и клавиш.

 

***

Я слов не знаю до потери речи.

А жёлтый сверхъестественно песок,

Сквозь пальцы унимаясь, лечит, лечит

И я звоню в смиряющий звонок.

 

Мольба моя о смысле, будь заметна.

Пусть узнаванье мне откроет, пусть

По комнатам ведёт самозабвенно.

Аптечный дух и въедливая грусть.

 

Волчок, похожий на далёкий поезд,

По полу босиком, а за окном

Нет новостей, единственная новость

Простое лето белым мотыльком.

 

Как видится, его исчезновенье

В каком-то пустяке, «в отцы гожусь».

И слышится украдкой: пламя, верь мне,

Я не сержусь. Ни капли не сержусь.

 

***

Чурли-чурли.

Курчавый ягнёнок

Выпил памяти белой слепой.

Мне сказали, что этот ягнёнок –

Погрузившийся в полдень покой.

 

Мелодично слепое сиротство,

Прячет хлеба томительный дом.

Нашепчи мне со звёздами сходство,

С упоеньем на небе ночном.

 

Так смешны твои звери сознанью,

Помещённые в круг-зодиак.

Расскажи о ранимом желанье

Предоставить прощать

Просто так.

 

***

Курлык тревожный.

Голубь невозможный.

Легчайшим пёрышком, тропиночка, замри.

 

А следом вырывается: ты должен.

Пойми, пойми, кто слёз твоих художник

И ничего затем не говори.

 

***

Музыкант подарил качели

Подорожнику.

Научи небу там, где верить умели

В дар сапожника.

 

***

Белеющим,

Нежнеющим,

В движеньях не скудеющим

Пальцам.

 

Синеющим,

Трепещущим,

С тем отраженьем зреющим

Рекам.

 

Прощающим,

Внимающим,

Безумство понимающим,

Все облака вмещающим

Травам.

 

Незыблемой,

Пригубленной

И в каждый миг загубленной

И в каждый миг полюбленной,

Смешной и целомудренной,

Неоценённой жаждою

Жизни.

 

С копилкою растерянной

Из музыки потерянной,

С белеющим движением,

С томительным растением,

С погодой воскресения

Рядом.

 

***

Молодой человек, я вас очень прошу –

Издалека позвала

Пожилая женщина.

 - Посадите котика мне на шею.

Он всю ночь гулял-

С внимательной лаской прибавила.

 

И я посадил рыжего котика

На шею прекрасной женщины.

Ведь прекрасна

Та, что с лёгким волнением

Рассказывает о существе,

Гулявшем всю ночь.

 

***

Облака над сиротством побега

В этот медленный край «не вернусь».

Очертания летнего снега.

Снеговик, он читал наизусть

 

Состояния таянья, братства

И чем меньше, тем больше родства.

Исчезающее государство,

След счастливый его торжества!

 

Он читал, как стихи, эти души.

«Оставайтесь просить и прощать».

Кто-то нам исчезающий нужен

На него виновато дышать.

 

***

Среди безмятежности

Молнии

Убегают от слов.

Убегают.

Гордые женщины,

О которых ты плачешь

Навзрыд.

 

***

Я взгляда ищу, что скажет мне: продолжай.

Это всё для меня, я любовь.

В парус ладони подует рай.

Рай, дуновенье шагов.

 

Пламя цветов прощает мрак.

Танец тревог на пути.

Речь, мотылёк бессмертный, бедняк.

Тех, кто со мной, перечти.

 

Песня безмолвная облаков

Над остывающим днём.

Неуловимые звуки дождём.

Радугой тайна миров.

 

***

Руки, которые Бог накормил нехваткой,

Прикасаются берега молодого лица родного.

И лицо не уйдёт потому что не знаешь закладки

В дивной книге небесной, а лишь ароматное слово.

 

Ароматное слово повеет решимостью нищей

Провожать до упора внимательный контур порыва.

Пока тень не оглянется, залита памятью птичьей.

Пока то, что уводится, дрожью твоей столь красиво.

 

***

За тех, кто бросили меня,

За тех, кто прячет радость встречи –

Промямлит утлый человечек –

Здесь нет меня, здесь нет меня.

 

Они не встретятся со мной.

Ведь я уже весной утешен.

Здесь лишь она пролила нежность

Из той страницы голубой.

 

Из тайны близкого плеча,

Которое бессонно трогать.

Бежит ребёнок на подмогу,

Но всё уж началось, шепча.

 

 

 

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: