Стихи

***

 Когда проходит время сквозь меня,

ему покорно открываю шлюзы -

не стоит перемычками иллюзий

задраивать отсек живого дня,

и ламинарный лимфоток столетий

не заслонится частоколом дел,

а время растворяется в воде,

качает мёд – наверно, в интернете…

 

Я покорюсь – и вот простой узор

читается цветной арабской вязью,

двумерный мир взрывается грозой,

дорогой, степью, неба органзой,

причинно-следственной необъяснимый связью.

Такой диалектический скачок -

забыть себя – чтобы собой остаться.

 

…Подсолнухов – не меньше, чем китайцев,

и все влюблено смотрят на восток.

 

Когда пытаюсь время удержать,

используя истерики, торосы,

пороги, слёзы – ни одна скрижаль

не даст ответа на мои вопросы.

Смятенье турбулентного потока

порвёт, как тузик грелку, мой каприз.

Во мне живёт латентный террорист,

и я за это поплачусь жестоко.

 

Домой! Мой дом древнее Мавзолея.

Жизнь удалась. Хай кволити. Кинг сайз.

Спасибо, время, что меня не лечишь,

не утешаешь меткой в волосах.

 

И в поза аскетической, неброской –

подсолнухи в гимнастике тайдзи.

Мне ничего плохого не грозит

с такой самодостаточной причёской.

 

 

***   

Этот город накроет волной.

Мы – не сможем… Да, в сущности, кто мы –

перед вольной летящей стеной

побледневшие нервные гномы?

Наши статуи, парки, дворцы,

балюстрады и автомобили…

И коня-то уже под уздцы

не удержим. Давно позабыли,

 

как вставать на защиту страны,

усмирять и врага, и стихию,

наши мысли больны и странны –

графоманской строкой на стихире.

Бедный город, как в грязных бинтах,

в липком рыхлом подтаявшем снеге,

протекающем в тонких местах…

По такому ль надменный Онегин

 

возвращался домой из гостей?

Разве столько отчаянья в чае

ежеутреннем – было в начале?

На глазах изумлённых детей

под дурацкий закадровый смех

проворонили землю, разини.

Жаль, когда-то подумать за всех

не успел Доменико Трезини.

 

Охта-центры, спустившись с высот,

ищут новый оффшор торопливо,

и уже нас ничто не спасёт –

даже дамба в Финском заливе,

слишком поздно. Очнувшись от сна,

прозревает последний тупица –

раз в столетье приходит волна,

от которой нельзя откупиться.

 

Я молчу. Я молчу и молюсь.

Я молчу, и молюсь, и надеюсь.

Но уже обживает моллюск

день Помпеи в последнем музее,

но уже доедает слизняк

чистотел вдоль железной дороги…

Да, сейчас у меня депрессняк,

так что ты меня лучше не трогай.

 

Да помилует праведный суд

соль и суть его нежной психеи.

Этот город, пожалуй, спасут.

Только мы - всё равно не успеем.

 

 

***

Что ни осень – болдинская. В тучах

что-то стонет, просится наружу,

в слово. Я каштана шар колючий

расколю – но тайны не нарушу,

унесу в руке… И полнолуний

непочатый край – в свою воронку

тянет море, мысли, слёзы, струны,

врёт альтернативно-благородно,

вынимает душу графоманью

и творит фальшивого кумира…

привожу в порядок мирозданье

в меру сил и смелости. И с миром

засыпаю. Но ему не спится,

мир  вершит свою слепую волю,

кормит птиц с руки духовной пищей,

а меня духовным алкоголем

спаивает – за упрямство, дикость

и за аморальные издержки.

…Сапоги облезли, прохудились,

ни дождя, ни критики не держат.

Сквозь плотину ручейком – привычка

расколоть каштан, поймать на спуске.

Веселит народ косноязычно

надпись «тише едешь – меньше русский»

на капоте. Но спешить? По хляби,

по листве, которой надышаться

невозможно. Золотой октябрь

с варварскою роскошью ветшает.

Человек, зомбированный степью –

застегну на молнии все чакры –

холодно. Восточный ветер треплет

обещанья чад и домочадцев.

Ты в аптеку? Принеси мне яду!

Надо же к зиме готовить душу.

Лягушачья кожа авокадо

и хрустальный вкус китайской груши –

до весны дотянем. Лёд облезлый,

злобная метель в пустых аллеях…

Мало не покажется им, если

Ты ко мне глобально потеплеешь.

 

***                 

Я приеду в июне –

и пусть это будет паролем,

словно крюк на заброшенной вверх, на зацепку, верёвке,

по которой сумеем добраться.

Конверт бандероли

доплывёт, как кораблик – всего-то осталось дней двадцать.

 

«Я приеду» - как будто бы это хоть что-то решает,

как залог радикального и несомненного лета,

Пусть гора не пришла к Магомету – оранжевый шарик,

улетая, не тает – и это надёжней билета.

 

Я приеду. Я сяду на грустный безрогий троллейбус,

заблудившийся месяц назад в голубом переулке.

По изнанке души белой ниткой заштопанный ребус

разгадаем вдвоём ранним утром на улице гулкой.

 

В каждой луже – Венеция. Истина в каждой погоде.

Ты и правда со мной? Так держись глубины и не бойся!

Я поверю тебе, что и впрямь от меня происходят

Безутешная радость и непоправимая польза.

 

Ну к чему – в сумасбродном, нелепом, разодранном мире

одуванчики звёзд – ярко-жёлтых и белых, созревших?

Пусть ни разу ещё дважды два не равнялось четыре -

мне хватает и двух – параллельно петляющих рельсов.

 

Кипарисы парят, подавляя своим благородством,

пересмешник-ручей, растворивший печали долины.

Перейдём – дорастём до границ настоящего роста,

без наивной копеечной злой суеты воробьиной.

 

Желторотая улица утро встречает прохладой,

на балконах дрожащая радуга детских колготок.

Осторожней на третьей ступени минорного лада,

не шути с невесомостью. Можно взлететь где угодно –

 

в школьном зале, пропахшем стоячей водой батарейной,

у рояля без струн и без верхних пластинок на белых

разгадаем дыхание левого берега Рейна

и фонтан под дождём (тавтология!) – в пальчиках беглых.

 

Ничего, что антенны развёрнуты мимо эфира –

Да о чём говорить, если мы бесконечно знакомы?

Верить снам и приметам, параметрам внешнего мира –

всё равно что ключи подбирать, когда ты уже дома.

 

Не тупик – просто узкий и длинный кривой переулок.

Он зарос лебедой, крапивой и корявым забором.

Всё срастётся. Опасное место для пеших прогулок –

но ручей-то течёт. Вдоль по руслу – и вырвемся скоро,

 

и возьмём хоть на время без спроса автограф у лета –

чтобы травы, цикады и диск апельсиновый лунный,

чтобы в маленькой церкви на Троицу - «многая лета»

сквозь магнитные боли земли. Я приеду в июне. 

 

 

***

Научи меня, Господи,

просто, свободно писать,

взять стило и писать,

позабыв о форматах и стилях

тех, кто знает, как надо…

Забыть о долгах, о часах,

о холодной ломающей боли –

когда не любили

 

Не на север, не в лодке,

не в холод, не в дождь, не в мороз,

а в озноб подсознания,

в ересь похожих, безликих,

как в аду,

в сирый ком закипающих слёз,

оплетённый кругом

постулатами странных религий

 

На кушетке у Фрейда

я вспомню такие грехи,

за которые вертятся

на электрическом стуле.

Научи ворошить мой надёжно укрытый архив

отделяя от боли

всю прочую литературу.

 

Мозг инерции просит,

не хочет спиральных свобод,

неучтённых, опасных,

лихих, не дающих гарантий.

не дающих плодов…

уносящих бурлением вод

и ребёнка в тебе –

под сомнительным кодом «характер».

 

Серпантины уводят

всё дальше от плоской земли,

сублимации, скуки,

привычки, инерции, дрёмы.

Про Русалочку – помнишь?

Часы отключились, ушли

вверх по  склону – и в вечность

с постылого аэродрома.

 

Я останусь вверху, на плато,

здесь наглядней дела

и слышнее слова Твои –

ближе, наверное, к дому.

Архимедов огонь

насылают Твои зеркала

на корабль – и пылает фарватер

так странно знакомо…

 

 

Новости
все

67907400_479987289494400_2838981964000657408_n

https://poezia.us/forum-2019/…

Участники форума

  • Михаил Cинельников Поэт (Москва, Россия)
  • Владимир Гандельсман Поэт (Нью-Йорк, США)
  • Сергей Гандлевский Поэт (Москва, Россия)
  • Михаил Рахунов Поэт, переводчик (Чикаго, США)
  • Борис Марковский Поэт, журналист (Бремен, Германия)
  • Сергей Лазо Поэт (Тернополь, Украина)
  • Котэ Думбадзе Поэт, философ (Грузия)
  • Елена Малишевская Поэт (Киев, Украина)
  • Леся Тышковская Поэт, бард, литературовед (Париж, Франция)
  • Татьяна Ивлева Поэт (Эссен, Германия)
  • Ангелина Яр Поэт, прозаик, журналист (Киев, Украина)
  • Дина Дронфорт Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Елена Дараган-Сущова Поэт (Москва, Россия)
  • Борис Фабрикант Поэт, (Англия)
  • Анна Германова Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Галина Комичева Поэт (Киев, Украина)
  • Ирина Мацкевич Поэт (Минск, Беларуссия)
  • Юрий Михайличенко Поэт, бард (Барселонав, Испания)
  • Саша Немировский Поэт (Сан-Франциско, США)
  • Олег Никоф Поэт, издатель (Киев, Украина)
  • Виктор Шендрик Поэт, (Бахмут, Украина)
02.08.19
Телефон: