«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

Каталонское начало

Поэзия архитектуры,
Астрономический узор -
Здесь чудеса, здесь запах сюра
Стекает с кончиков усов.

Под средиземными лучами
Мечтаем, нежимся, горим.
О, каталонское начало
Великой шахматной игры.

Сангрии сладкий южный привкус.
Какая прелесть - жизнь прошла!
Но даже мыслей нет о смысле -
Уж так, каналья, хороша.

Переизбытками сочится
Судьба любого старика,
Вскипают уксус и горчица
На дне молекул ДНК.

Очередное время оно
Уже заканчивает счёт,
В душе сплошная барселона...
И что-то грустное ещё.

                    ***
Докопаться до сути - больно...
Кто-то будет прозябать дальше...

Этот берег обласкан богом,
Как гитара рукой идальго.
Начинаю понимать Лорку
У "раскрывшейся чаши утра",
Но, конечно же, не настолько -
Дотянуться до бога трудно.
Я во что-то всё-равно верю.
Да и с чем тут особо спорить -
Человеческий муравейник
У аквариума моря.
Эта формула - из простейших:
Всё ровняет воды поверхность...

Утро чашу долины нежит,
Тешит наше сознанье ветер...

 

Будильник

Да, было время, когда не нужен был психиатр:
Всё было просто, всё было чисто, всё было ясно.
Легко, как песня, в бокалы лился пино нуар.
И лишь будильник был каждым утром такой ужасный,
Такой настырный, такой активный. Хотелось спать…
Убить хотелось устройство это себе на радость.
Светило солнце, не нужно было считать до ста,
Чтоб успокоить открытый космос и всё, что рядом.

Летело время, стекали воды, старела плоть.
Вдруг оказалось, что путь наш бренный совсем не долог.
Вы посмотрите:  за износившемся барахлом
Моим несутся и психиатр, и кардиолог.
О мой будильник, о мой спаситель, о мой кумир,  
Звени погромче, как можно дольше: я жду сигнала.
Но позабыл он свои две ноты: и ля, и ми.
Он, верно, думал и в самом деле в них толку мало.

 

Не зря

Хожу, расплёскиваю жизнь налево и направо.
Природа-мать, она всегда спасает в трудный час.
Ещё вчерашние свежи некошеные травы,
А тут холодная вода – начало всех начал.

Плывут русалки там и тут… и рыба-кит, и килька.
Плывёт тунец - красавец-рыб, дельфин плывёт за ним.
Нептун, ату его ату, меня уколет или
Затянет в тёмные миры - кручинные они.

Но я не дамся никому. Какому осьминогу,
Скажите, можно доверять в сякие наши дни?
Я осторожно, по уму, на камень ставлю ногу.
Ведь коль родился, то не зря – живи давай, живи.

 

Ничком

Весь здравый смысл безответный
Давно зарезан без ножа.
Но бога нет на всё на это.
А жаль!

Царь - нашсекомый колорадский
Со сворой купленных вельмож.
Куда крестьянину податься?
И всё ж…

Жизнь неплохая в общей массе
При подозрительном досье.
Ну, чем же, чем она прекрасна?
Да всем!

Не всех нас в землю закопали,
Не потравили новичком
И можно вечером усталым
Ничком.

Что мир не крутой, а пологий

Вы только подумайте: кто-то
Решит, что вы в чём-то виновны.
Да пусть это будет хотя бы
Какой-нибудь дядя с короной...
И вот уже утренний кофе
Для вас не налили, а только
Налили баланды немного,
Чтоб вы осознали скорее, 
Что мир не крутой, а пологий,
А дядя святее мадонны.
Но, чтобы поднять пониманье -
Иголки под ногти загоним
И что-нибудь по селезёнке,
По правде, по почкам, а как же.
Зато вы сознались, врунишка.
И правильно, что вас поймали.
Иначе бы как же совсем бы.
Да всё бы никак это ясно.
И полон народ возмущенья.
А в мире вообще неспокойно.
Враги окружают и метят.
Но полноте, полноте им.

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: