«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

Неколыбельная

долго-долго не спи -
обернись, посмотри, повтори
песню-мантру ветров, что стучится в коралловый риф,
и молитву зари - ту, что небом встревоженный гриф
унесёт в neverland или в нервный ночной тель-авив -
твой рассвет так прекрасен и свеж - тут терпи-не терпи...
крепко-крепко не спи

сладко-сладко не спи,
чтобы в чаше небесных весов
свято грезить, что это не сказка и даже не сон,
что твоей вековой немоты отворится засов
и затихнет биение старых безумных часов,
чтобы ветром сорваться с давно надоевшей цепи -
свято-свято не спи

ветхо-ветхо не спи -
стерхи солнца садятся на снег -
значит, снова не спать и сто раз просыпаться во сне,
значит, сердцем эсфири – разнузданней, звонче, тесней -
прижиматься к твоей первородной и страстной весне…
этой радостью ветхозаветной себя окропи,
но не вздумай, не спи…

веще-веще не спи -
вещи тоже хотели бы знать,
как срывается с видимых форм вопросительный знак,
как внутри допоздна тихо спорят луна и луна,
как легенды забытой итаки поёт тишина…
пусть случайный сирокко свистит, ударяясь в сосну,
как ты вновь не уснул...
как ты сладко вовек не уснул…

 

Я ложусь перегноем…

я ложусь перегноем, как грузди ложатся в кузов,
как подводный мирок забирает в рукав река -
пусть земля будет пузом, большим набухающим пузом,
сберегающим семя небесного чердака,
вот и встретились, пра,
вот и встретились, мать 
(ерь на ум),
нам друг друга вовек обнимать,
целовать в затихающей зыбке 
золотой тишины безъязыкой.
ты так долго меня кормила
тёплой смесью песка ли, ила,
чтобы легче в тепло зарыться
неприкаянным рыбьим рыльцем,
а потом привыкать - не сразу, но постепенно
к алфавиту без слов, к вязкой влаге густых корней -
пусть вода будет пеной -
во мне возрастающей пеной,
чтобы сердце вселенной искало меня на дне...
в глубине...
в белизне...
вне...

 

С утра метёт…

С утра метёт. Ты в метре от метро,

где турникет – залапанный Харон ‒

молчанием приветствуя народ,

бумажной дани требует на входе.

Дешёвым кофе тянет из бистро,

и, «contra» перемешивая с «pro»,

играет в застарелое таро

сутулый день ‒ такой обычный вроде.

 

И хочется кричать сквозь толщу лет,

что ты нашёл потерянный билет,

В руке неловко скомканный билет ‒

твой постоянный пропуск в подземелье

и верный шанс, что там (идите на)

тебя найдёт такая глубина!

И сладко жить, надеясь, что она –

твой тайный Амстердам и милый Мельбурн.

 

Выходишь вон – и снова на мели,

где правят бал копейки и рубли,

где в сотый раз кого-то понесли,

где твой успех твои же тупо слили…

А ты идёшь ‒ вздыхаешь, но идёшь ‒

усталый ощетинившийся ёж,

и, возвратясь домой, по сути, ‒ бомж

от пустоты и тщетности усилий.

 

Да будь он хоть Лас-Вегас, хоть Тибет ‒

теряется в потасканной судьбе 

простая фраза ‒ лучшее в тебе.

Но, даже не задумавшись, в тебе ли,

ты верил: жизнь ‒ зачуханный вокзал,

забыв о том, как много лет назад

плескался космос в ласковых глазах

и чутко мир дремал у колыбели.

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: