«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

***

Ангел, который отстал от своих,

На подоконнике найден

Как обратиться? Не знаю я их

Званий… эээ, Вертер, Ванадий,

 

Аминадав... Может, лучше в тепло?

Дома вас не заругают?

Молча лежит, опершись на крыло.

Смотрит в окно, не мигает.

 

Гули глядят на него из стекла -

Слопать мечтают, наверное.

Он жил на елке, а елка была

Маленькая, фанерная.

 

Меньше мизинца, личинка почти.

Я подхожу к нему робко,

Чтоб куда надо его отнести -

К ангелам-братьям в коробку.

 

Спите, а там и опять Новый год

С глупостями и с дарами.

И возвращайтесь тогда, или в тот

День, когда будет пора мне.

 

***

Кот март линяет на глазах – был как бы белым,

Стал безупречно, абсолютно грязен.

Бока свалялись… что он ночью делал?

Наверняка не спал, а безобразил.

 

Продрав глаза, я вижу под балконом

Знакомую, замызганную спину.

Он явно занят чем-то незаконным,

Но и таким люблю его, скотину.

 

***

-Где тишина?

-А зачем вам она?

-Да низачем, просто старый знакомый.

-Здесь таких нету, выписана

Эта гражданка из этого дома.

 

Нет, телефона и адреса нет.

Даже никто уже и не помнит,

Ютилась в которой она из комнат

И от стены металась к стене.

 

Сейчас ни одной каморки пустой,

В каждом углу - с семьей пролетарий.

Кто ее спрашивает-то? Постой!

...Взял и ушел, подозрительный парень.

 

(Место и правда не для тишины,

Как она здесь жила, непонятно.

Запахи жареного, и в пол-стены -

Желтые пятна, черные пятна.

 

А что еще непонятней, так это

Как выживают здесь без неё -

Телек читают, смотрят газеты,

Гладят собаку и курят бельё).

 

***

Его приводят ко мне ненадолго –

По 5 минут с утра и вечером.

Я говорю с Ним из чувства долга,

Ему сказать мне, похоже, нечего.

 

Я смотрю на него, Он в ответ –

Тупиковая ситуация.

Мы встречаемся много лет,

И каждый ждет, что другой исправится.

 

То царское время, то перестройка

У нас в отношениях, или там, оттепель.

Не диалог, а ЕГЭ какой-то.

А что теперь? А ничего теперь:

 

Просто колесо бытия,

Одни и те же слова по кругу

И все-таки Он, и все-таки я,

И мы не откажемся друг от друга.

 

Гамма красок

(Г.К.Честертон)

 

Надела серый госпожа,

И я увидел свет зимы.

В нем тучи низкие лежат,

И вьются серые дымы.

И в этом свете все дома

И пешеходы как святые.

Сияет улица сама,

Сияют волосы седые.

 

Она в зеленый облеклась,

Под цвет просторов луговых,

И я увидел буйный блеск

И роскошь полевой травы.

Таится в каждой почке клад,

Да просто в почве под ногой.

И я, почтением объят,

Сказал кусту «мой дорогой».

 

Надела синее – и я

Престол сапфировый узрел,

Который синевой сиял,

Переливался и горел.

Так вот зачем Творец всего

раскрасил небо голубым -

Тренировался для того,

чтобы ее украсить им.

 

Под деревом добра и зла

Читал насупленный старик

По толстой книге: «Бла-бла-бла,

Весь мир – пузырь, химера, пшик».

«Гори, - я вежливо сказал,

Такое знание огнем.

Пузырь? Зато – разуй глаза –

Какая радуга на нем!»

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: