«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

***

Чернеет квашня под ногами,

как будто пропахана бивнем,

а в белое небо посмотришь –

и цвет его кажется зимним.

 

И поле укутано снегом,

и озеро закостенело,

и хочется крикнуть – ну хватит,

зима, уходи, надоела!

 

Все сущности ждут пробужденья

природных желаний звериных –

от кролика с детской площадки,

до Быкова в книжной витрине.

 

И кажется вот уже близко,

цветистая, теплая вроде,

весна, словно мартовский заяц,

кругами над городом бродит.

 

И можно направиться к солнцу,

и стать его первой мишенью,

а можно ходить по аллеям,

учится у лип воскрешенью.

 

***

Шатается жизнь – удивительный зверь –

я вижу ее отпечатки –

зашторена лоджия, сорвана дверь

и брошены в сумку перчатки.

 

Закрытые окна глядят огнево,

бросая тепло на перила,

по млечным дорогам течет вещество,

которое свет растворило.

 

А вечер ветвист, трисмегист и гомер,

умилен и нежно олунен,

и много еще предстоит, например,

увидеть, как пляшет Полунин.


 

***

Вечереет город гулко,

фонарями мельтеша –

собираюсь на прогулку

свежим воздухом дышать.

 

Тени стаями уродищ

отползают от осин,

полошишься, но выходишь

в близлежащий магазин.

 

Всюду символы и числа –

черпай, Бога не гневи,

я ни в чем не вижу смысла,

кроме света и любви,

 

кроме очереди в кассу,

кроме точек и штрихов,

кроме выхода на трассу,

кроме песен и стихов.

 

*
Жилой массив похож на оригами,
балконы выдаются там у тут –
поля Москвы засеяны домами,
которые в апреле расцветут.

Углы и почки ждут освобожденья –
весна, танцуя, машет рукавом;
я двигаюсь и точка нахожденья
мерцает на экране мировом,

невидимая, маленькая точка,
тире, тире, три точки и тире,
четыре точки, высохшая кочка,
в еще необустроенном дворе,

где под речитатив Оксимирона
к стоянке едет старенький Porsche,
и ветер, словно шарфик из шифона,
волнуется на дальнем этаже.

*
Край городской небогат панорамой,
здесь, от саманного корпуса рыж,
строится храм на окраине самой,
за территорией – поле и тишь.

Словно рожденный нездешним оркестром
носится в поле прерывистый звук.
Хочешь, сейчас воспою это место,
стих напишу и повешу в фейсбук?

Медленно строится храм, еле-еле,
пенные швы раздирают бока,
и купола до небес не взлетели,
землю собой попирают пока.

Скоро сюда православное племя
хлынет под рев колокольных басов,
и благодатно посыплется время
в узкое горло песочных часов.



 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: