«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

Стихи

* * *

Пыльные облака, неестественного сложенья

Проплывают над Ленинградкой, стоящей мёртво,

В них временами проглядываются объективы систем слеженья.

Где-то над ними мерно  идёт планёрка.

 

Обречены и как раз исходя из этого обречённы.

В этом смысле смерть выглядит как спасение, а не кара –

Если говорить в целом, то все мы пчёлы,

Организмы переработки «божественного нектара».

 

Почему не содержит жизни твоя 23-я хромосома?

В какой библиотеке хранились данные о тебе, из числа сгоревших?

Из какого ты вышла пространственного разлома?

Из каких эпох, от каких ты пришла старейшин?

 

Что ты сегодня делала до обеда?

Из какого конкретно сора выросли эти розы?

Ты отвернёшься и всё мне расскажешь в порядке бреда,

Не давая ответа на поставленные вопросы.

 

* * *

 

Поселок разъезда

1125 километра,

с населением около 30 человек.

На котором два раза в неделю

останавливается

пассажирский поезд,

Но стоянка техническая.

В дальнем  доме  лежит на кровати,

не поднимая век,

Полупрозрачная женщина.

Только чулки и пояс

 

Говорят об её присутсвии.

Братская ГЭС

Находится примерно через

сто километров леса.

В карстовом озере,

все проходы к которому перекрывает лес

Отражается поединок

Пушкина и Дантеса.

 

Бродит дух,

до еловых вершин распростерты его рога.

Вся округа ему

как будто твердит «mi amor».

Похожие на лепестки лилий

белые облака

К горизонту сливаются

в сплошной калакатский мрамор.

 

Я тебя уже,

видимо,

в этом измерении не спасу.

Но крой души начинает

сильно разниться с его лекалами.

Проезжает товарный,

под последним вагоном

гремит ползун.

И за ним сто раз тишина смыкается Симплегадами.

 

* * *

Полупрозрачный песок, расплывается под ногами.

Белые кости жизни оголяются и твердеют.

Ты мне никогда ничего не рассказывала о крае,

На пути к которому генерировала виденья.

 

Отпускала их мне по бессветным пронстранствам тора,

Когда с тебя стягивали бюстгальтер и целовали шею...

Чёрные клавиши мира заучивая повторно,

Проникала под мрамор на станциях глубокого заложенья.

 

Ты переворачиваешь страницу, окропиши меня иссопом,

За которой только окно раскрытое распашное.

Облака, одно за другим материализизующиеся из сопел,

Заполняют небо, сливаясь в белое и сплошное.

 

Подмосковье темнеет, звучащее до-диезом.

Числовой набор упорядочивается до кода.

И твой голос кольцевым ввинчивается саморезом,

В твердь небес, спасая собой кого-то.

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: