Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи

Стихи

Нежность

И волшебство тепла прикосновений,
И таинство стремительных побед -
Лишь огонек погас в окне последнем,
А в первом проявляется рассвет.
Нечётки силуэтов очертанья,
Слова застряли в переплётах книг,
Над нашим миром, что придуман нами,
Который без границ и на двоих,
Который до краев заполнит нежность,
В котором ярок лунный окоем,
Где можно хорошо и безмятежно
Молчать и ни о чём, и обо всём.

 

Убаюкивающая

- Спи, внучок, однажды утром вышел ёжик из тумана,
Только ножик не достал он, у него карманов нет.
Мы на завтрак из тумана наварили каши манной,
А потом достали сало и нажарили котлет.

- Погоди, при чем здесь ёжик? Вообще, какое утро?
Помню я считалку с детства, там же месяц выходил!
- Точно - Месяц! Этот может... За окном июль, как будто...
И сумеем мы согреться... выбиваемся из сил...

- Дед, не спи! А как же сказка?- будит снова голос внука.
-Ты же знаешь, ты же можешь, ты же сам пообещал.
- Закрывай покрепче глазки. Сказка ложь, да в ней наука.
Разных приключений много у тропинки между скал...

Вдалеке маячит старость, оттого немного грустно.
А из леса на опушку прилетела свиристель.
В огороде бродит аист, ходит по рядам капустным,
Он пугает там лягушек, ищет маленьких детей.

- Ты о чём? Рожают мамы, неужели не понятно?
Вот скажи, при чём здесь аист? Не води меня за нос.
- Ох, какой же ты упрямый. К маме в пятую палату
Прямо из капустной грядки кто-то же тебя принёс.

Положил кричащий сверток, снова улетел по делу;
Дятел там стучит в осину, лезет белка на сосну.
Вон уже подрос на сколько, будешь скоро больше деда.
Отдых восстановит силы. Спи внучок и я усну.

 

***

Мы инженерим души человечьи

И верим - слово может излечить.

Сердца мы жжем  не  только частью речи,

Упавшей неожиданно с печи.

 

Перешагнув рубеж тысячелетий

Поэт чеканит новую строфу.

Вы с помощью коротких междометий

Ей можете сказать и "Ах!" и "Фу!"

 

О всем писалось, ничего не ново,

Но всё-таки поэзия жива.

В начале не случайно было слово

И после нас останутся слова.

 

Прабабушке Маше

Я в детсад не ходил и практически целый день проводил под присмотром прабабушки,
помню, в зале стоял сундук, на стене висели с гирьками в форме еловых шишек - обычные ходики. 
Прабабушка часто варила картошку «в мундирах», а ещё пекла мне блины и оладушки. 
Каждый час из часов вылетала смешная кукушка и время прошедшее склёвывала. 
А сундук был с висячим замком, я уверен был в том, что хранил он несметное множество тайн -
изнутри его крышка оклеена была красиво обертками мыла конца позапрошлого века, 
там, в смертельном узле в уголке сундука, дожидались, когда их оденут, красивое платье и шаль, 
и лежала на стопке с постельным бельём в целлофане жилетка из лисьего рыжего меха…
У прабабушки из электроприборов был только утюг - ни телевизора, ни холодильника…
Семь рублей пенсионных даже по тем временам не такие огромные деньги. 
Молоко и хамсу старушка позволить купить иногда могла, да внучкАм карамельки изредка, 
но, зато какие в подвале в кадушках стояли соленья, а в банках варенья…
Взял горбушку, посыпал сахаром, сбрызнул колодезной чистой холодной водой, 
или тот же хлеб за шестнадцать копеек, подсолив и приправив подсолнечным маслом – 
этот с сахаром хлеб в детстве мне слаще казался, халвы и конфет с пастилой, 
хлеб с подсолнечным маслом и солью, был вкуснее, чем теперь дорогие колбасы… 
Возле дома в траве копошились петух и несколько пёстрых кур, да дремал старый пёс Трезор.
Отыскав червяка, подзывала, учила жизни выводок желтых комочков мамаша-квочка. 
Помню куст георгин – он был выше меня, а ещё, то, что камнем был вымощен двор 
и вещала весь день напролет под иконами радиоточка. 
Так вот жили тогда, сколько зим пронеслось, сколько лет- 
вырывает из детства картинки обрывисто память.
Нет Трезора давно, дома нет и прабабушки нет…
Нужно в церковь сходить и прабабушке свечку поставить.

 

 

 

Не о речке...

Была река, она текла всегда,
Крутила жернова, потом - турбины.
А по бокам теснились города,
И нерестились карпы и налимы,

Который век текла, который год,
Одним большим, стремительным потоком,
Включившись в не простой круговорот
Снабжая города теплом и током.

Куда бежишь, возможно в никуда?
Зачем спешишь, накручивая версты?
Казалось струи - не разлей вода,
А оказалось, разделить так просто...

Всё затопили, даже челноки,
Не строят ни мостов, ни переправы,
Те, кто на левом берегу реки,
Считают - только справа все не правы...

Водоотвод прорыли с двух сторон
В стоячий пруд, чтоб не было утечки...
Так и живём и даже воду пьем
Из разных струй, когда-то общей речки...

 

 

Ангел

Жил он тихо, спокойно и просто,
Слыл философом и брадобреем.
Был направлен сюда в девяностых,
Чтобы мир стал мудрей и добрее.

Он мирил враждовавших соседей,
Помогал старикам, если надо,
Градус мог понижать у беседы
И свистки вырезал пацанятам.

А бывало пускался вприсядку,
Чтоб не выть от тоски и бессилья -
Ныл безудержно шрам на лопатках,
Там, где некогда хлопали крылья...

А во взгляде - вселенскую тайну
Он хранил до скончания века.
Умирал обескрыленный ангел
Навсегда становясь человеком.

 

Телефон: