Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи

Стихи

Волшебник

Кто-то режет фигурки из кости,
Кто-то в шахматы любит играть.
Ты приходишь в реальность как в гости -
Неуютно в углу постоять.

У тебя на продажу не густо:
Пару сказочных пыльных миров,
Да за синими блюзами грустно
Раритетным винилом любовь.

У тебя в рюкзаке за плечами
Триста тридцать несыгранных пьес,
В них суровые дядьки с мечами
Безуспешно спасают принцесс.

Ты все рвешься куда-то к ведуньям,
К их дразнящему жаром костру,
Где в зените всегда полнолунье
И забвения чай поутру.

А в забытом простуженном доме
На закате прошедшего дня,
Та, которая верит в любое
Волшебство. И немножко - в тебя.

 

Часовой механизм

Часовой механизм отбывает свое по музеям,
Истекает минутами в каждый исхоженный зал,
И никто не сказал, что ненужное прошлое время
Можно очень неплохо сегодня сдавать на металл.
Отливать из него обнаженные женские формы,
Делать пули и сабли, кастрюли, замки, ордена,
Жаркой топке времен даже острые стрелки покорны ,
Но хорошая память бывает для сплава вредна.
Из каверны ее расползется ненужная слабость
И насмарку летит безупречный литейный процесс -
Если хочешь клепать времена из того, что осталось,
Для начала отправь непослушное сердце под пресс.

Истина внутри

Ты говоришь, что истина внутри.
Там нет ее - одни сплошные правды,
На дно бокала тоже не смотри -
Тебе соврать хмельные тени рады,
Чужая мудрость, как всегда, не впрок
И безнадежно кривы параллели,
Ты силишься увидеть между строк
Совсем не то, что в них сказать хотели.
Ты ищешь истину... И кажется тебе,
Что к телу ближе, то уже не ложно!
Ты принимаешь сторону, и с ней
Возможно истину, но и тогда - возможно.
Не выбирая пряник или плеть,
Записывай ходы свои построчно,
Но между правдами стараясь усидеть,
Ты промахнешься. Совершенно точно.

 

Может быть

Может быть, если мы смотримся в одно небо,
То не дойдет до убийства. Хотя бы не до
Вечной смерти, в погоне за вечной жизнью,
В самом крайнем - небо закрасит закатной рыжью
Темные пятна на нашей рабочей одежде.
Ты еще смотришь в небо? Смотришь в него с надеждой
На то, что смотрят туда же ходящие между нами -
Будь они жертвами, судьями, даже и палачами,
Будь они ниже тебя или много выше.
Смотрятся в то же небо. И небо слышит
Каждую жалобу, каждое слово снизу,
Вот и тебе уже почти подписали визу...
Ведь если смотреть в небо нощно и денно,
Однажды оно посмотрит в тебя. Непременно.

 

Отчаяние приходило

Отчаянье приходило, но некому открывать -
Страхи и пересуды попрятались под кровать.
Ступени, может не в небо, но точно ведут наверх,
Стаккато дождя по окнам: "уныние смертный грех".
У сердца запас не вечен, конечен любой насос,
А там за туннельным светом - ответ на любой вопрос.
Ответов по прейскуранту не хватит, увы, на всех,
Но этот - бесплатный бонус: " уныние смертный грех"
Вот если бы отлежаться до лучших своих времен,
Но вздрагиваешь как заяц - и слух, и нюх обострен.
Кому-то достанет счастья, и может быть даже - сверх...
Достаточно просто помнить: уныние смертный грех.

 

Книжная мудрость

Книжный лабиринт не спасает -
Мудростью беде не помочь,
Человечества матерая стая
На охоту отправляется в ночь.
По адреналиновой дрожи
Узнаваема людская рука:
Убивающий покаяться сможет,
Отмолчится мертвый наверняка.
Все пути ведут туда же откуда,
Все вопросы обращая в "когда?"
Пахнет хлоркой день рождения чуда,
Впрочем, так же будет пахнуть беда.
Расплескаются секунды испуга,
Ты и сам по большей части вода,
Мы проходим, не смотря друг на друга -
Равнодушие берет города.
Пока мелятся на мельнице буквы,
Донкихотовы плодя миражи,
Дульсинеи покупают продукты -
Не единым же Сервантесом жить.
Растеряется любовь по крупицам,
Скрипнут оси, остановится бег...
Ничего с тобой уже не случится,
Все случилось. Ты и так человек.

 

Набрались терпения

Набрались терпения будто блох,
Сотни книг переплавили в едкий дым,
Между нами спешит на работу Бог,
Никогда не стремившийся быть святым.
Смотрит с недоумением на кресты
И на нимб вокруг своей головы.
Это смертопоклонники, их посты
Пострашнее разгула блатной братвы.
Не у мытаря спросит дорогу в храм,
У писанием кормленных голубей,
А у храма стоит в изголовии хам
И грехи отпускает толпе людей.
Почему, вопрошают, чудес не зрим?
Почему по простому к нам не придет?
Потому что две тысячи лет не с ним
Говорит по ночам не его народ.
Так и будет спешить на работу люд -
Бесконечность, которая не пройдет,
Там где чуда лубочного всуе ждут
Незамеченный нами проходит Бог.

 

Снова

Вселенная снова сжимается, время пошло.
Наверное, новая будет гораздо лучше,
Но я еще в этой, сжатой почти в ничто,
Меня ничему астрономия не научит,
Я старая сука у брошенного рванья
С ненужным понятием верности в лобной доле.
Вселенная снова сжимается, с ней и я,
Вбираю все камни, разбросанные по полю.
И в помыслах чисто, и ноги несут легки,
И дух бестелесен, но норов его не сломлен :
Я так же неважно читаю свои стихи,
Как будто бы воздух для выдоха экономлю.

 

Танго

Мы - когда-то влюбленные в Питер и Выборг ,
И парк Монрепо.
Но в холодном заливе уснувшая рыба,
Как в нашем Сельпо .
И у нас, у обоих, обычно с деньгами беда
И дырявый карман,
Наших девять свиданий - тектоника кармы
Столкнувшихся стран.
И затем разошлись континенты и лопнула твердь,
Как рубаха по швам.
В наши письма впервые наведалась смерть,
Завершая роман.
Ты сегодня наёмник в чужом изможденном краю,
Никого не любя,
Я последние деньги свои отдаю, чтоб убили тебя.
Потому что иначе никак невозможно
Подняться со дна...
Подались жернова - между правдой и ложью
Мололась война.

 

Узнай меня

По не согласованию времен,
Несовершенству замысла и шага,
Затерянных меж "там, где мы живем",
И "там ,где появляться нам не надо",
По стопности, по рваности частей
И целого на блики да просветы
Во тьме невыносимых новостей,
По еле узнаваемым портретам
Твоим, моим, случайных не друзей,
По явке с окончательной повинной,
По цирку, что давно не Колизей,
По всем делимым не наполовину
Наградам и кровавым батогам ,
По каждому в отдельности и вместе
Меня узнай. И верь моим стихам
Как, может, не благой, но честной вести...

 

 

 

 

Телефон: