«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Саша Зайцев (Россия)

Саша Зайцев (Россия)

ььььь

В фб Саша Zayatz,  родился и проживает в г. Москве.

 

Автопортрет (коротко про себя)

 

О других по себе не сужу,

чтобы не было нервного срыва,

зеркала стороной обхожу –

в них посмотришься – может и вырвать.

Есть собаки породы «шарпей» –

это вылитый я с похмелюги,

те же складки по морде по всей,

точно те же надбровные дуги.

И готов я в собачьем бою

словно грелку порвать бультерьера,

но пока не залаял, боюсь:

толерантность, культура, манеры

и моя православная вера

укусить никого не дают.

 

 

 

Нечитанным стихам (М. Цветаева)

 

Моим стишкам, написанным так поздно,

что о себе я кое-что узнал,

не свойственны роденовская поза

«Мыслителя» и траурный финал.

 

Они тактично пыль глотают в коме.

Их даже кто-то, может быть, прочтёт,

найдя тетрадку в опустевшем доме

среди вещей забытых, что не в счёт.

 

Тогда зачем? На это не отвечу –

должно остаться что-то при себе –

зачем мы с вами в церкви ставим свечи,

зачем Луи играет на трубе…


Так надо.

 

 

Коперник и Пастернак

 

                            Февраль! Достать чернил и «паркер».

                                                 Б. Пастернак - Т. Кибиров

                            Вот пишу, а слезы душат и капают.

                                                                        В. Высоцкий

                                                       Процесс пошёл.

                                                                          М. Горбачёв

 

Хорошо на небе звезды пересчитывать в ночи,

днём считать их справедливо не советуют врачи:

«Не помог и телескоп бы вам увидеть ни одной

кроме солнца за решёткой, если нет дождя, больной, –

даром разве, что Коперник. И сосед ваш, Пастернак,   

как февраль, чернила просит, не наплачется никак».

Боря грусть на дно обрушил – точно в печень кулаком.

Врач в нокауте. Больница натурально кувырком.

Налетели санитары. Крутят руки мне они. 

Медсестра движок готовит, дескать, Коля, извини,

но придётся… Что ж, колите – я соседа не продам –

Пастернак не хвост кометы. И не спутник. Он звезда 

(вспомнилась строка мне, кстати, про скрещенья рук и ног,

как скрестить бы их, пожалуй, даже Кащенко не мог).

Вслед за дозой сульфазина «ласточку» и на покой – 

изуверская картина. Гаснут звезды, боже мой…

Врач тем временем очнулся и на пальцах объяснил

санитарам, что ошиблись с пациентом. Боря сник.

И процесс пошёл сначала, только с ним, а не со мной,

а быть может, и не с нами, может быть, со всей страной?

Я за это не в ответе. Ангелы меня спасли

и в смирительной рубашке в планетарий унесли.

Пастернака развязали, дали «паркер» и чернил,

но февраль прошёл, и Борька их на Пушкина пролил.





 

 

натура дура судьба индейка а жизнь копейка или обломов в карантине

не писалось три недели

не курилось не пилось

вот илья ильич в постели

задаёт себе вопрос

риторический: и что же,

девятнадцатый covid –

чуть дотронулся до рожи –

у тебя уже в крови?

и прикинув маску к носу

взял калаш он и – ва-банк

у матросов нет вопросов

бабки в сумку и good by

а ведь мог как мураками

не вставать с дивана и

трогать грязными руками

части черепа свои

но илья ильич проснулся

вспомнил что его ключи

на комоде улыбнулся

и в ебало получил

рукояткой от нагана

сумка где – вот в чем вопрос

значит злые хулиганы

с ним не шутят а всерьёз

да не на того напали

и обломов не спеша

положил их прямо в спальне

из складного калаша

чуть помедленнее кони

пандемия карантин

расчлененка на балконе

надо б выбросить пойти

под колёса бэхи штольца

и захару наказать

пусть немного приберётся

шаг вперёд и два назад

черт-те что вокруг творится

маски-шоу балаган

краски тусклы стёрты лица

прошлый век эскиз «к деньгам»

случай бог изобретатель

сумка полная налич-

ных стояла у кровати

крепко спал илья ильич

 

 

параллели

 

            Это было давно.

            Мы ещё не толпились в ОВИРе.

            И на КПСС не надвигался пиздец.

                                           Юз Алешковский

народ и партия едины

едины пиво воды вина

литература бармалей

архитектура мавзолей

кащей бессмертные идеи

мороз и солнце не потеют

в тумане моря голубом

упёрся энгельс в маркса лбом

и бродит призрак по европе

с серпом и молотом на жопе

когда не в шутку занемог

он лучше выдумать не мог

не приведи господь приснится

опять знакомые все лица

мелькают со страниц газет

зайдёшь бывало в туалет

и вдруг оценишь пользу прессы

как проявление прогресса

на пользу повседневных нужд

подтёртый анус ей не чужд

совковой нравственной природе

друзей-товарищей навроде

подвижников как муравей

замаскированный злодей

приюта стрекозе не давший

растленный тип морально павший

из-за таких как он и мы

не знаем радостей зимы

скончались лебедь рак и щука

но боже мой какие суки

забастовали и ура

не дали уголь на-гора

а чем топить родную хату

зажали блядь вопит зарплату

шахтёр в горячечном бреду

в забой я трезвым хер пойду

спокойно тихо без истерик

в россию можно только верить

покуда дышит имярек

среди лесов полей и рек

другой такой страны не зная

она одна невыездная

стоит народ и день и ночь

не отходя ни шагу прочь

в овир как много в этом звуке

за визой протянули руки

еврей и русский и таджик

и даже друг степей калмык

попав сюда по воле рока

желает вылететь в марокко

друзья прекрасен наш союз

где галич алешковский юз

синявский даниэль блистали

где жили-были ленин сталин

и огнь московских новостей

глаголом жёг сердца людей

и вот из искры разгорелась

различная по формам зрелость

не исключая половой

при мне красавица не пой

ты песен спички не игрушка

0,7 в портфеле где же кружка

и дай вам бог другими быть

как мной любимой если бы

они смогли хотя б отчасти

вписать о свойствах бурной страсти

в альбом ваш белый восемь строк

когда нет денег на метро

рай в шалаше лишь трюк из басен

а мир прозрачен и прекрасен

летят за днями в бездну дни

история скучна взгляни

кто терем занял я краснею

и ель сквозь иней зеленеет

и речка подо льдом вода

в крещенской проруби видна

кому дано предугадать

как слово наше отзовётся

нисходит с неба благодать

а нам сочувствие даётся

ббб

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: