«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Николай Рассадин (Россия)

Николай Рассадин (Россия)

Ник.Рассадин

Родился в 1961 году в Москве. После окончания восьми классов средней школы поступил в Московский механико-технологический техникум мясной и молочной промышленности, диплом которого получил в 1981 году.

С апреля 1981 по апрель 1983 года проходил службу в рядах Советской Армии на территории Германской Демократической Республики (ГСВГ). После демобилизации три года работал в НИИ «Ромб», а в 1986 году поступил на службу в Московский уголовный розыск на должность оперуполномоченного. В 1992 году написал рапорт об увольнении и на протяжении 14 лет занимался проблемами безопасности бизнеса. В 2006 году переехал на постоянное место жительства в Псков.

Стихи пишет с 15 лет. В 2007 году издательством ЛЕНАНД выпущена книга стихов «...а более ничего!» под творческим псевдонимом Николай Юрьевич. Стихи Рассадина Николая публиковались в различных коллективных сборниках, в СМИ, на поэтических интернет порталах. Лауреат нескольких литературных конкурсов – как российских, так и международных.

Николай пишет песни в стиле шансон. В 2005 и 2007 годах совместно с популярной российской группой «Гуляй поле» выпущены два музыкальных альбома.

 

*   *   *

Во дворе, прилипая к скамейке,

Я сижу вечера напролёт.

Царь небесный, из облачной лейки,

На меня воды вешние льёт.

Очищает меня от порока,

Основательно, день изо дня.

Он, быть может, готовит пророка,

Из забытого всеми меня.

Я скажу, я умею красиво,

И под нож со спокойной душой.

А пока, с полтарашкою пива,

Мне и здесь, на скамье, хорошо.

 

*   *   *

И в этот раз всё будет как всегда,

Падет на землю первая звезда,

За ней падает ещё одна и снова.

Загадывать не стану, ни к чему,

Ты промолчишь, и я тебя пойму,

Молчание и есть всему основа.

 

Тем золотом одаренный с лихвой.

Всю жизнь ничей, а на закате твой,

Я ни на миг об этом не жалею.

И даже превращаясь в серебро,

Оно не входит бесом под ребро,

А сединою на висках белеет.

 

Промчится жизнь, с тобой ли, без тебя,

Я в Лету кану, искренне любя,

Весь этот мир: изъяны и красоты.

А ты молчи, баюкай тишину,

Я доиграю пьесу и усну,

Но доиграю, до последней ноты!

 

*   *   *

Захлопнули двери, сожгли календарь

Ни мая, ни марта.

Нам светит безрадостно тусклый фонарь

В систему Декарта.

 

Мы мифами выстлали путь в никуда

И просим, как молим,

Что б в нужное время упала вода

На мёртвое поле.

 

Успения близость и близость снегов

Несет очищенье.

И вот он, период раздачи долгов,

Период прощенья.

 

*   *   *

А завтра, увы, не наступит рассвет,

Для тысячи тысяч глаз.

И это древнее, чем Ветхий завет,

Но очень печалит нас.

 

Не бойся, не нервничай, и не ной,

И не напрягай родню!

Ведь ты же не праведник, Лот или Ной?

За сим будь готов ко дню,

 

Который изменит тебя всего,

От пяток до головы.

Ты видел, как в цирке, старых богов

Терзают юные львы?

 

И не увидишь, ведь ты ослеп,

И тысячи тысяч глаз...

Закутают в саван, положат в склеп

И будут плакать о нас.

 

*   *   *

Я вышел из дома топча за пролётом пролёт,

Ступени бетонные глухо стонали мне в спину.

Небесный колодезь, сквозь сито, на улицы льёт,

Смывая траву, обнажая невзрачный суглинок.

Пастельных оттенков в том городе не избежать,

Хоть яркие пятна от молнии или салюта,

Заставят, навеки остывшие души, дрожать

И рваться из тел, оценив недостаток уюта.

По лужам свинцовым, ведущим меня в пантеон,

Уставших богов, прозябающих в сердце Валгаллы,

Где судьи не спят, где меня уже ждёт Гедеон,

Невзрачен в великом, велик в нескончаемо малом,

Зачтёт приговор: "...да исчезнет румянец с ланит,

отсохнет рука, написавшая дерзкие строки!"

И в этот момент на скамье подсудимых пиит

Cмиренно воспримет от судий и меры, и сроки!

 

*   *   *

Белый снег на ржавые поля

Опускался, как десант небесный

И сливалась белизной земля,

На которой людям было тесно.

 

Тесно было жить и умирать,

И рождая сказки-небылицы,

Выходила в поле рать на рать,

Ржавым поле делая опять,

Чтобы позже саваном укрыться.

 

*   *   *

В Гефсиманском саду пели птицы ночные,

Время крепкого сна, время длинных ножей.

Угасают в лампадах огарки свечные

И на встречу торопится стража уже.

Я просил вас не спать, я желал утешенья.

Минет чаша сия? Коль уснули, то нет!

Тот, кто предал меня, принимая решенье,

Был уверен, что я никудышный поэт.

И учитель плохой, и рыбак неумелый

Ни к перу, ни к сетям не привыкла рука,

А возможность менять своё бренное тело,

На возможность вписать своё имя в века,

Это блажь! С веток птица ночная вспорхнула

И умчалась куда-то, напророчив беду...

Ветвь осины под тяжестью тела согнулась,

Тишина и покой в Гефсиманском саду.

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: