Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Публицистика \ Дмитрий Петров \ НЕ МОГУ ЖИТЬ БЕЗ СТИХОВ, ЛЮБИМОГО И МОЕГО САМОЛЁТА…

НЕ МОГУ ЖИТЬ БЕЗ СТИХОВ, ЛЮБИМОГО И МОЕГО САМОЛЁТА…

ВИТОРИЯ ЛЕВИНА – ДМИРИЮ ПЕТРОВУ

БЕСЕДА В ТЕЛЬ-АВИВЕ


67547477_557131184823692_6732527571973439488_n

Виктория Левина – поэт. Из Ришон ле Циона, что на иврите значит «Первый в Сионе». Этот город и впрямь – одно из первых поселений евреев, прибывших из Европы в Эрец-Исраэль, основанное при поддержке барона Ротшильда. Город этот прекрасен, но Виктория не сидит на месте. В минувшие несколько лет ее видели Прага и Тюмень, Москва и София, Киев и Берлин и немало других городов. 

Мы часто встречаемся в разных концах света. Вика выступает. У меня копятся вопросы. И вот, встретив ее в Праге, я их задаю. И начинается беседа…

 

Дмитрий Петров: Виктория… Я избегаю называть себя поэтом, но – и это не секрет – публикую не только эссе и прозу. Уважаемые издатели напечатали немало моих стихов. Так что, надеюсь, ты не будешь возражать, если мы потолкуем как профессионал с профессионалом?  

 

Виктория Левина: Удивительное дело, но у меня складывается «зеркальная» ситуация: я позиционирую себя как поэта, а вот читатели, редакторы и критики всё больше относят моё творчество к прозе и публицистике. Я воспринимаю это как комплимент, ведь, не мною было сказано: «Хороший поэт может быть отличным прозаиком, но хороший прозаик не всегда является поэтом». Так что пусть уж идёт, как идёт: пишу стихи, перевожу с нескольких языков, издаю прозу и публицистику.

 

Дмитрий Петров: Мне не раз приходилось слышать: «в каждом ли человеке есть мир, из которого может явиться искусство». Но слыхал я и о том, что – нет: далеко не в каждом. А как считаешь ты? Почему?

 

Виктория Левина: Мой мир рвался на бумагу. Если бы я не выплёскивала в творчество мой жизненный опыт, эмоцию, впечатления – меня бы просто разорвало! Пишу я всю жизнь. Стихи слагаются с очень юного возраста. Лет пятнадцать назад начала писать прозу. Это мой опыт. У каждого он свой.

 

Д.П.: Поэзия – ключ для входа в сердце… – говорят коллеги-романтики. Ты согласна? Или всё намного проще?

 

В.Л.: Смотря какая поэзия. Я, конечно, не чужда романтике, писала и пишу стихи о любви, о движениях души. Но мне ближе нарратив: история, философия, поэмы-фэнтези. Например, ляжет мне на душу какое-нибудь историческое событие, памятное место – пишу стихи, не остановить! А вот из области эфирных тонких материй – тут нужен особый настрой, чтобы тебя унесло и закружило...

 

Д.П.: Как, вообще, поэзия влияет на людей? На их эмоции? Поступки? Вот прочел человек стихи, и так его зацепило, что он на неделю ушел в депрессию… Или – наоборот: придумал к ним мелодию, громко запел ночью на улице, и – хоп – вот он уже и в полиции. Отвечаем ли мы за их эмоции? Слезы? Смех?

 

В.Л.: О, слёзы для меня всегда были индикатором чего-то настоящего в искусстве. Слушаю чудесную музыку – плачу, читаю настоящую поэзию - реву. И даже если пишу прозу и в конце главы не всплакну – считай, миссия не выполнена. Но никогда, абсолютно никогда, искусство не вгоняет меня в депрессию! Наоборот, дарит эйфорию и восторг, даже если тематика не располагает к радости.

 

Д.П.: Когда-то Василий Аксенов, о котором, как ты знаешь, я написал и издал две книги, и который, кстати, писал очень неплохие стихи, устроил исследование: он спрашивал писателей и поэтов: как ниоткуда приходит нечто? То есть – художественное произведение. В твоем случае – стихи? Ответь: откуда?

 

В.Л.: Ничто не приходит ниоткуда. Всё имеет первопричину и источник. Кстати, теория подключения автора к эзотерическому полю знания и провидения – для меня не пустой звук. Поэт, писатель черпает своё вдохновение и творит, опираясь на личный опыт, на опыт общества, в котором он существует, на весь комплекс знаний, витающих в воздухе. Всё рождается из чего-то.

 

Д.П.: Ну, а твоя проза? Когда я читаю рассказы и романы Виктории Левиной, то думаю: в них очень много личного. Того, что было в жизни автора. А порой – наоборот: как же здорово она выдумывает… Что это – разные фрагменты твоей биографии? Или – изощренная фантазия?

 

В.Л.: Моя проза на 90% автобиографична. Так мне легче и естественнее пишется. Иногда меня «заносит», как и каждого, кому не чужд жанр фэнтези. Но и в этом случае всё равно писатель пишет о себе. Те, кто читает мою прозу, знают: даже если я меняю имена - всё равно это о моём личном жизненном опыте, как не обзови героя или героиню. А писать мне есть о чём - биография моя доверху наполнена событиями!  

 

Д.П.: Насколько тебе важно признание читателей?

 

В.Л.: Важно бесконечно, как и каждому автору! Особенно мне нравится читать своё со сцены. Так я могу донести до слушателей малейшие нюансы и достучаться до каждого сердца. После таких встреч с читателями я выхожу окрылённая, обновлённая, полная творческих планов! 

 

Д.П.: А признание коллег? 

 

В.Л.: Здесь сложнее. Есть авторы, чьё мнение я бесконечно уважаю и, естественно, прислушиваюсь и к критике, и к одобрению. Но если меня начинает учить жизни какой-нибудь графоман – тут же закрываю тему и остаюсь при своём. Ну, это же у всех так...

 

Д.П.: О признании собратьев по искусству, конечно, говорят публикации. Но не только. Важное свидетельство признания профессионального литературного сообщества – участие в конкурсах и полученные на них премии. Без ложной скромности – поделись: какие твои самые свежие награды?

 

В.Л.: О, это случается довольно часто – люблю «пофестивалисься», пообщаться с коллегами, поучаствовать в соревновании. Наверно, по натуре я спортсменка, несмотря на сложности с двигательным аппаратом. Я полиомиэлитик, а это, скажу я вам – особая категория людей; им всё время, всю жизнь приходится доказывать своё право на победу. Из последних наград я, пожалуй, отмечу лауреатство в публицистике на «Русском Гофмане» (Калининград), там же гран-при в конкурсе авторского чтения стихов «Живое слово». А совсем недавно возвратилась с фестиваля ЛиФФт с серебряной медалью в номинации «Связь времён и народов». Кстати, медалька-то из чистого серебра, приятно!

 

Д.П.: А сколько их у тебя вообще – дипломов, медалей, призов? Если ты, конечно, еще не сбилась со счета…

 

В.Л.: Давно уже сбилась. У моего рабочего места есть такие полочки, на которых лежат коробочки с медалями, медальками, орденами, памятными знаками. В кляссерах – дипломы и грамоты. Много. В кратком резюме автора давно уже ничего не перечисляю, просто пишу: лауреат международных литературных конкурсов, кавалер медали ... ордена... и называю по настроению какие-то регалии.

 

Д.П.: Я знаю людей, которые считают, что участие в литературных группах, объединениях, ассоциациях – это лишнее. Важно писать, выступать, публиковаться, и достаточно… А как считаешь ты?  

 

В. Л.: Я подходила к решению этого вопроса достаточно серьёзно. В начале я считала, что я сама по себе, самодостаточна и независима. Этакий «одинокий волк». Потом я стала участвовать в литературных объединениях, союзах разных стран. И им «несть числа». Считаю это правильным, поскольку любые творческие связи обогащают.

 

12. Когда пишешь стихи, ты хочешь сказать о чем-то конкретном? Ну, то есть, они сами приходят и ложатся на бумагу? Или у тебя, как у бывало у Маяковского: 

Долго ходят, 

разомлев от брожения,

И тихо барахтается в тине сердца 

Тупая вобла воображения.

«долго                                    То есть я понимаю, что у тебя не тупая, а нежная. И не вобла, а золотая рыбка. И всё же, как оно бывает?

 

В.Л.: Нарратив пишу сразу, мгновенно, на одном дыхании. Лирическая поэзия требует подготовки: по крайней мере, первую строку, ритм нужно «схватить за хвост».

 

Д.П.: Ты пишешь много. Много выступаешь. Какие твои стихи сейчас тебе милее всего? Человек ты вовсе не робкий. Прочти, прошу… 

 

В.Л.: В последнее время я считаю своей визитной карточкой стихотворение «Тель-Авивская соната».

Я – в Тель-Авив! Прости мне эту блажь!

Обожжены жарою выше меры,

Сидеть в берлоге с кондиционером

И пить послеобеденный купаж –

Не лучше ли, чем ехать в Тель-Авив

В свой выходной, под солнцем плавя шины

В разгар невыносимого хамсина,

Рюкзак с водой в дорогу прихватив?

Но Тель-Авив, особенно дневной,

С домами тесными, "периода мандата",

И с Яффским портом, встроенным когда-то

В легенду Андромеды, – якорь мой!

К театрам первым, в тень библиотек,

К домам, где родилась литература, –

Не ради развлекательного тура

Стремились поселенцы. Новый век

Влетал в окно, топорщил парус штор,

Рождал иврита перепев гортанный,

Под плеск и говор моря неустанный,

И - розой полз на каменный забор!

В твоих аптеках, барах, кабачках,

Жила душа хмельного Тель-Авива,

Что похотью "марсельскою" кружила

Во взглядах проституток и в стихах...

Там, вдалеке, бурлит высотный центр –

Гламур, богатство, биржи и алмазы,

А здесь – на эмигрантскую заразу

Заплачен шекель и отпущен цент...

Давай закажем ледяной абсент

К обеду с припортовою барбуньей,

Оставим tips бармену и певунье

За ягодиц вихляющий акцент.

А темнокожий шумный эмигрант

Уже собой заполнил переулки

И продаёт фалафели и булки,

И кажет на там-таме свой талант.

Прощай, мой Тель-Авив! Закончен день.

Звучит во мне рыбацкая соната.

И пахнет розой, что цвела когда-то,

К старинной башне прислонивши тень.

 

Д.П.: Спасибо. Напомним читателю, что tips по-английски значит чаевые. И двинемся дальше. Итак, поэзия – твоя страсть. А есть другие увлечения? Что-то кроме писания? 

 

В.Л.: Когда-то, в тот год, когда мне исполнилось пятьдесят, я сделала права на машину в Израиле, лётные права на спортивный самолёт, получила высокую должность в престижной авиастроительной фирме и очень хорошо вышла замуж (второй раз) за человека, которого бесконечно люблю.

Всё в один год.

С тех пор полёты на моём маленьком одномоторном самолётике остаются моей страстью. А ещё мы с мужем коллекционируем картины. И в Болгарии под нашу частную коллекцию уже строят галерею. А самое интересное – обо всём этом можно почитать в моих романах.

 

Д.П.: Позволь задать и банальный вопрос… Ведь поэзия, как ни крути – часть жизни. А жизнь – банальная штука. Только не удивляйся. Итак: каковы твои творческие планы?

 

В.Л.: В планах - три романа на автобиографической основе. Синопсисы написаны. Нужно усадить себя за стол, когда жара немного спадёт - и писать, писать, писать! Продолжать писать фантастику и фэнтези. Очень уж мне это понравилось! А стихи пишутся сами, планировать их не надо. Сейчас собираю свою двадцатую книжку – ничего не пишу в стол, всё издаётся. 

 

Д.П.: Ты вообще азартный человек?

 

В.Л.: Выяснилось, что да.

 

Д.П.: Тогда – сыграем в игру? Азартную. О’кей? Итак: я начну фразу, а ты ее закончишь: я не могу жить без…?

 

В.Л.: Стихов, прозы, книжек, читателей, конкурсов, любимого мужа, самолётика, Израиля, друзей, путешествий, компьютера, любимого дома, Болгарии. Пора остановиться, а то можно ещё продолжать и продолжать...

                                                                                     Август 2019

Телефон: