Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ Михаил Сипер (Израиль)

Михаил Сипер (Израиль)

32260491_10214243764241999_5581527425281425408_n

Родился в 1954 году в г. Нижний Тагил, с 1991 года живет в Израиле в кибуце Кфар Масарик. Автор шести поэтических сборников. Стихи переводились на английский, иврит, норвежский, болгарский, публиковались в периодике и антологиях разных стран. Основатель и участник творческого объединения «Ристалище».

 

* * *

Ну и что, что он – Кривоколенный?

Он хороший, чистый и нетленный,

Там живёт Танюшка Синеглаз.

Часто я, направившись к Танюшке,

Разделял с ней место на подушке,

Так же будет и на этот раз.

Я сниму в разводах мокасины,

А потом - танюшкины лосины.

Дальше – тихо. Дальше не для вас.

Ах, Москва, пустые разговоры,

Переборы, споры, коридоры

И опять – в промокший «адидас».

Папиросы высыпались в пачке…

Сколько раз я говорил чудачке —

Мы друзья, и больше ничего.

И от Таньки, над бельём согбенной,

Уведёт меня Кривоколенный

В жёлтый дым горенья моего.

Дьявол как обычно носит «Prada»

В высверках ночного снегопада.

А ведь я, товарищи, старик…

Хоть и виноват перед другими,

Всё равно рождаемся нагими.

Господи! Спаси и в этот миг.

* * *

Смуглый отрок работал на хлопке,

А потом убежал в ИГИЛ.

Был он парень простой и робкий,

Алкоголя совсем не пил.

Громко старая щёлкнет «лейка»

Над циновкой в густой тени —

Здесь лежала его тюбетейка

И растрёпанный том Айни.

 

* * *

Если в рёбра, как в прутья, стучит душа,

Если вместо Шопена звучит зюйд-вест,

Я уверен – жизнь моя хороша,

И в меню вошла перемена мест.

Это день многолик, как церковный хор,

Здесь не властны Будда, Христос, Перун,

Где Владимирский спуск — с Воробьёвых гор

И блестит Ниагарой Донгузорун.

Ближе к вечеру слипнутся облака

В цельный глянцевый «большеянемогу»,

И, коптить закончив окорока,

Я уйду от лежбищ на берегу

Да, вдали надвигается море тьмы,

Но пускай будет светел всегда наш мир,

И среди угрожающей всем зимы

Будет греть меня надпись святая «BEER».

Вот такие, мой друг, повелись дела —

Раз дрожит луна, как хомяк в горсти,

То предстанет земля нам белым бела,

Как стада, что в раю предстоит пасти.

* * *

Если воздух твердеет, а надо идти через ночь,

При дыхании острые грани царапают горло,

То никто не сумеет тебе в это время помочь,

Постарайся так жить, даже если припёрло.

Пусть вокруг, как чаинки, кружится людской хоровод,

И тебе нету места в налаженной кем-то программе -

Ты поверь, что весь мир создан был для тебя одного.

На мгновенье замри. И не жалуйся маме.

Посмотри поспокойней (уже не скажу – веселей),

Ничего не закончено и ничего не разбито.

Это только вершится в магнитном объятьи полей

Электронов полет по безумным орбитам.

Это просто в крови двухвалентный бурлит кислород,

Порождая смятенье и руша былые опоры.

Если ты перейдешь через реку отчаянья вброд,

То рассыплются в пыль лабиринтов твоих коридоры.

* * *

Под площадями - мёрзлое болото,

Старинные закатаны пути,

Открыты настежь Красные Ворота,

А мне, как прежде, некуда идти

Надежды на грядущее – вчерашни,

Но следует держаться молодцом.

Смотрите, как на бёдрах Спасской башни

Вращается Садовое кольцо!

Хоть наши годы разны и цветны,

В них всё равно всего четыре масти.

Я все поднабежавшие несчастья

Спокойно опишу со стороны.

А горизонт, пробивши темноту,

Чуть-чуть себя являет при восходе,

И прилетевший луч уже подводит

Любым раздумьям яркую черту.

Пока зелёнкой не отмечен лоб,

Заполнить можно адрес на конверте…

- Терпеть ещё доколе, протопоп?

- До самой смерти, матушка.

До смерти.

* * *

Каёмку кружки крупной солью посоли.

На липкий стол, пропахший бывшей рыбой,

Ты положи свои короткие рубли.

Что нам теперь Мальдивы и Карибы?

Шипит окурок в мрачной луже у стола.

Скажи, когда нам дождик был помехой?

Нас не касаются погодные дела.

Сегодня Вовка в небеса отъехал.

Сидим, у воблы нежно рёбрышки сосём.

Уже второй за скомканное лето…

Был-был, и нету. Это коротко, но всё.

А что ещё, когда был-был, и нету?

У павильона мнётся очередь всегда,

При входе в рай – шумливая толкучка.

Хозяйка, нам бы повторить ещё сюда!

Хоть заорись. Она не слышит, сучка.

Что смотришь, парень? У меня всё нормалёк.

Еще круган – и можно дуть до хаты.

Так незаметно день меж пальцами протёк.

Есть чёрточка, а по бокам – две даты.

* * *

Спросит Господь: «Как случилось,

Что не молился ты мне,

Что не просил мою милость,

Не признавался в вине?

Время свободное было,

Но ты не жёг мне свечей.

Горло твоё не схватило

Гноем крамольных речей?

Чем занимал дни и ночи,

Что предназначены для

Той, облик чей непорочен,

Кем осияна Земля?

Как же в тебе не забилось,

Что наказание ждёт?»

Господи! Я слушал «Битлз».

…Бог всё поймёт. И кивнёт.

 

 

 

Телефон: