Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ ВДП-19 \ Мария Морозова

Мария Морозова

28 лет, поэт, драматург, журналист. Пишу с 13 лет. На творчество вдохновляет Бог, любовь, стремление к правде, то что вижу вокруг - несправедливость, хорошие и не очень истории людей, отдельные слова и хорошая музыка. Преимущественно это рэп с глубокими и интересными текстами. Можно еще много написать о себе, но это не очень интересно - за меня обычно говорят мои стихи.

 

***

 

сотканное из

дисгармонии полотно.

сомнительный кайф,

трижды на всех вас «тю»!

мне всё равно

под каким забором сдыхать,

и на каком языке опять

нацарапают там матюк. 

 

времена троеточий.

лигалайза травы и обмана...

страна кровоточит

как незакрытая рана

у колодца глубокого.

не плюй, говорят, пригодится,

не пригодилось.

нет здесь чистой водицы.

а чистые лица,

увижу взглядом,

и сразу же вниз, с моста.

чтобы не слышать, как ляпнут гадость

их ангельские уста.

 

Я устал.

и лежу под водой,

изо рта моего пузырьки.

На дне вечной реки

пусть тело сожрут рачкИ.

и мучительно долго

моя кровь будет литься из ран,

мешаясь с водой, как Днепр и Волга,

и все впадут Иордан.

 

 

***

Я контролирую,

как кондуктор билет в автобусе,

Силу, которая держит меня

ногами на этом глобусе.

Логику в мыслях, руки в карманах,

тьму в закрытых глазах,

Ты едешь и даже не контролируешь

собственный свой базар.

 

А под ногами, портал в невозможное,

как незакрытый люк,

Хоть падай в него, как в смешное прошлое,

хоть голову суй в петлю,

Хоть клюнь на крючок, распевая госпелом

Хоть просто забей и плюнь!

Я всё контролирую, только, господи...

как я тебя люблю.

 

За окнами дерево, птица, кошечка,

звенящая кутерьма.

я знаю, что это добром не кончится,

но кончится эта зима.

я всё контролирую, руку на пульсе пусть

держа, залетает март.

я вычеркну мат, как твоё напутствие.

и молча сойду с ума

 

расширив зрачки. на твою фотографию,

таращась по десять минут.

через розовые очки, что как правило,

бьются стеклами внутрь.

на улице дождь и гнилые доски,

твой странный, далекий раён,

мне кажется, я, как граф Калиостро,

контролирую сердце своё.

 

что бьётся о рёбра, когда руками

ты касаешься вскользь плеча.

я чувствую сердце, как ритм дыхания,

запрещая ему стучать

сильнее, чем это сейчас простительно.

и волю зажав в горсти.

я верю, что в силах остановить его,

и снова заставить идти.

 

РОДИНА

 

Всё уходя положу в рюкзак

Кроме кусочка света,

Всё по-английски могу сказать

Но этому – слова нету...

И сколько не езди и не меняй,

Клетку в коробке каменной...

Господи, что ж ты создал меня

русским и неприкаянным.

И не способным теперь молчать,

жить вдалеке, как Бродский.

Как бы мне только не ощущать

Родину и сиротство...

Словно на шее своей петлю,

Не скинуть и не ослабить.

Что здесь такого, что так люблю,

Чтобы с другим не сладить?

Это не флаги, ни верность, ни честь,

Что? Не пойму, но видно

Что-то такое под кожей есть

Что ни изъять, не выдрать.

В куртке засаленной столько пройдя,

по грязным твоим вагонам,

я приспосабливался без тебя,

к странам, где всё по-другому,

и Бог-филантроп убеждал – гори!

как благотворитель Сорос.

но совесть жрала меня изнутри

мой маленький уроборос.

и снова звала ко двору в конуру,

родную, где ждал Всевышний,

На куртке в груди я латал дыру,

А в сердце под ней - не вышло.

И как не дошедший в пути ходок,

Я спал у чужой ограды,

Страна, как удавка за поводок

Тащила меня обратно. 

И лёжа в кроватях холодных могил,

казалось мне в страхе мельком,

что уезжая, я сердце зарыл

в ту проклятую земельку.

Телефон: