«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Инесса Ганкина (Беларусь)

Инесса Ганкина (Беларусь)

Инесса Ганкина

Психолог и культуролог, член Союза белорусских писателей. Автор четырех книг поэзии, прозы и эссеистики и многочисленных публикаций в периодических изданиях и антологиях Республики Беларусь, России, Израиля, США, Латвии и Литвы. Финалист и лауреат международных литературных конкурсов в Беларуси, России, Украине, Чехии и Израиле.

 

По мотивам интерьера кофейни

 

Чашка кофе на середине моста,

завтра перейдем на другую сторону.

Хрупкость мгновений останется на листках

салфетки. Посетители, потерявшие голову,

будут вечно делать селфи,

изображая радость, которой не было.

Велосипед задумчиво

организует метельодуванчиков.

А невозмутимый жираф

смотрит на все свысока.

  1.  

Французская булочная в Минске,

на столиках уютно разлеглась Эйфелевка.

Православное Рождество крестится за поворотом,

елка универсально подмигивает огнями.

Одинокие девушки за столиками

бешено вколачивают эсэмэски в сеть,

листая чужие праздники.

И только официантки с улыбкой Будды

равно приветливы со всеми.

Я возьму тебя под руку…

Прощай, парижское одиночество.

Здравствуй, главная елка с хлопушками

из нашего детства…

 

 

 

* * *

Мягкий грузинский голос

обещает солнце и горы.

Октябрь летним теплом

обманывает желтые листья.

Им снится вечное возвращение –

тугая упругая почка.

Слоеный коктейль:

белый – зеленый – желтый

приобретает вкус

глобального потепления.

Память заметает

апрельским снегом.

Сезоны жизни –

прогноз погоды на вчера.

 

 

 

* * *

Дерево, сбежавшее из леса,

  •  

на театральных подмостках,

бросает тень прошлого

на штукатурку музейного зала,

где горбатый нос святого

соседствует с картошкой соседа.

Дерево, потерявшее листья и сучья,

явило свою суть –

грубо сколотую,

нежно зачищенную,

природную суть жизни.

 

 

 

Человечество

 

Хиджабы, шляпы хасидские и кресты --

Французская Республика против темноты

мракобесия. Равенство наготы

человечества под созвездиями.

 

  Европа, смешавшая языки,

загоревшая в Тунисе и Алжире.

Кого нарисует  Матисс

в этом универсальном мире?

 

Ворчит сторонник ле Пена,

девочки-вдовы пишут Завет

собственной кровью, и перемены

  не наблюдаются  три тысячи лет.

 

В  дальней галактике

мудрец-осьминог поражается

нашей  похожестью.

Царапни белую иль черную кожу --

не найдешь голубую кровь.

 

Мне снится пустыня

и даль океана синяя.

Культура имеет цвет и запах.

Только смерть одинакова,

только смерть.  

 

 

 

Снежное

1

Брести, не поднимая глаз,

дорога скользкая, кривая.

И вдруг увидеть: вот те раз,

зима какая!

Небес белеющий шатер

нам свет нездешний обещает,

и сто дорог на тыщу лет…

Снег превращается в песок,

и караваны на Восток

бредут, протаптывая след

истории и кутерьмы.

Скрипит пустыня на зубах,

и тонет прошлое в снегах

тысячелетий и обид,

все возвращается на круги…

И плачет девушка в окне,

и все привычно под луной…

Но белоснежною страной

лежит страница предо мной,

и благодарные слова

на ней проступят, как следы

на свежевыпавшей пороше.

Их первый утренний прохожий

Прочтет и унесет с собою

и улыбнется невзначай.

 

2

Луна в тумане снежных облаков,

январский вечер закрывает двери

троллейбуса, и тысячи шагов

нас разделяют. Веря и не веря,

скользить и падать, подниматься вновь.

И, мячиком над сеткою взлетая,

подпрыгивать на теннисном столе,

а после оказаться на земле,

и вновь полет  от ада и до рая --

одно мгновенье жизни на земле.

Вы говорите: полнолунье снова.

Шар серебрится и готово слово --

простое слово в этой снежной мгле.

 

 

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: