«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Евгения Бильченко (Украина)

Евгения Бильченко (Украина)

101389112_273889057354483_6791441496638750720_n

Поэт, культуролог, социальный аналитик, философ. Деятель правозащитного движения на Украине. Подборка представляет собой несколько фрагментов из карантинных тетрадей. Когда человечество разделено, очень хочется послать ему немного любви.

 

Траектория ежика 

 

Страстная Пятница

Когда они сняли Его с креста и положили в землю,

На этой земле всё так же сношались, пели, дрались, рожали.

Желающие свободы растили дурное зелье.

Желающие закона на камне секли скрижали.

 

Когда они сняли Его с креста, мир оставался прежним.

Никто и ничто в нём не собирались каяться и меняться.

Убивать в нём не стали реже, красть в нём не стали реже

И говорили всё так же сложно, сложно и непонятно.

 

Странный был Бог, однако: не чурался вина и яства.

Не потешался над бабами, детишками, стариками.

И всё позволял: позволял над собой смеяться,

Позволял себя бить, толкать и колоть штыками.

 

И даже в последнюю свою ночь, в том пригороде садовом,

Вёл себя Бог, на удивление, так по-детски:

Не присягал на верность, не сотрясал основы,

А звал - не победоносно, не выверенно, не веско.

 

Так, в детский сад попав, малыши кличут с работы мамку,

Которая привела, руку выдернула и вышла.

И я не знаю, что там цвело, в садике Гефсиманском,

Но на ум приходит одна черешня, черешня и черевишня.

 

И потом, когда сняли Его с креста, рыцарь не спас принцессу.

Самсон не сломал колонны - мощный, как терминатор.

Не поразила цареубийцу грозная длань Зевеса,

Космонавт не увидел царя небес через иллюминатор.

 

И люди, чьи лёгкие - жадные, как на безводье жабры, -

Продолжали шумно дышать и вздирать на дыбы,

Продолжали болеть, собой заражая, и заражаться,

Продолжали в обмен на веру требовать много рыбы.

 

Мир оставался прежним, но что-то в нём изменилось,

Если мы с тобою стоим вот так, одолевая время,

Одолевая самих себя, как самую злую мнимость,

Одолевая плоды трудов своих и своё же семя.

 

Само одоленье одолевая, так же, как все различья.

Правила логики нас едят, правила буквы лгут нам.

Но над болотом летит Любовь - выстраданная, птичья.

Через болото ползёт Любовь и собирает клюкву.

 

И, пока она её собирает, впихивая в котомку,

Пока снимают Его с креста, лихо терпя под дыхом,

Пятничный мир позади Него рушится громко-громко -

Мир Воскресения впереди строится тихо-тихо.

17 апреля 2020 г.

 

Баллада о матери

 

Молодая мамуля, выглядящая на двадцать:

Ей бы шастать да целоваться, в зеркало любоваться.

Беременная в чуму, государство - чума чужая,

Во времена обстрелов и пандемии, она рожает.

 

Нет, она - не мимасик и не стыдится, что носит маску.

Не стесняется надевать, если придется, каску.

Идеология хиппи - выхлест сопливого квир-протеста -

Проходит быстро, когда нацист детство крадёт у Бреста.

 

Молодая мамуля, она смогла не очерстветь, не спиться.

Возвращаясь домой, она протирает кроссы и сумку спиртом.

Она не боится остерегаться, но нет на земле смелее

Той, кто навстречу звёздам тащится по аллее.

 

Живот тяжёлый - бежать нет сил. Не убежит от града.

Но Господь - милосерден: на Вифлеем сыплятся звездопады.

Только не в эту, не в эту ночь! Во имя Святого Духа,

В эту - не кончатся ИВЛ, не сойдёт с ума повитуха.

 

Молодая мамуля Аня родит мою Василису.

Сделает чудо мне там, где я боюсь пока поселиться.

В её дому - парацетамол, златая ребячья лужа...

Ведь если их проливают, значит, нужно нам это, нужно.

26 апреля 2020 г.

 

Слесарь

 

Хочу стихов простых - таинственных, как старость,

Как озеро в саду, где ангелы звенят,

Как цифра на песке, где моря не осталось,

Как кошка во дворе, пригревшая щенят.

 

Хочу стихов крутых, как срок пятиминутки,

Когда яйцо уже - не всмятку, а почти.

Века проспать - не грех, но не проспать бы сутки,

Где Бог стоит в конце бессонного пути.

 

Хочу стихов святых, как бабушка, как слесарь,

Который чинит кран, храня её уют.

Как первая тропа, ведущая из леса

Назад, в последний лес, где птицы не поют.

 

Стихов без запятых, свободных от запинок:

Запинкою сплошной я сам к себе приник.

А лес похож на храм, и в нём постится инок.

А храм похож на сад, и в нём цветёт язык.

21 апреля 2020 г.

 

Траектория ёжика

 

Ёжик из пламени и железа, милости и суда,

Обретает право на нервный срыв после пяти утра,

Когда кончается день рабочий, будничная страда,

Когда "завтра", схожее на "сегодня", молится о "вчера".

 

Ёжик из правды и разгильдяйства, из прямоты и лжи,

Не имеет сил на угли да иглы, на угловатый мат.

И даже, когда спина его, горбясь, накалывая ножи,

Становится гроздью кровавых ягод, вокруг - всё равно туман.

 

И ёжик волком в туман выходит, крутит седую прядь:

Соблазн поплакаться в бронежилет - такой, хоть белугой вой.

Но в этом тумане ему давно уже некому доверять,

Разве что брату, но брат и сам - ёжик, едва живой.

 

От Севастополя до Сталинграда - тучи, года, века.

Такой войны ещё не бывало: срок превзошёл рекорд.

От поражения до Победы - голубая, как сон, река,

И это - не труп твоего врага, это ёжик течёт рекой.

 

И всё оно - молчаливо, дохло, странно, темно, светло.

Предрассветной сыростью закипает пепел в оконном дне.

Ёжик плывёт сквозь туманы лет, сквозь космическое стекло,

И тонет, тяжестью облегчённый, с Боженькой на спине.

16 мая 2020 г.

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: