«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Дмитрий Юртаев (Беларусь)

Дмитрий Юртаев (Беларусь)

Дмитрий Юртаев

Поэт, прозаик, переводчик, художник, дизайнер, актёр и сценарист театрально-литературной мастерской «ЛитоСфера». Член Международного союза писателей «Новый Современник», Белорусского литературного союза «Полоцкая ветвь». Печатается в литературных журналах, сборниках и альманахах России, Беларуси, Украины, Польши.

 

Поэту Владимиру Высоцкому

 

Он не ведал запретов, не знал табу,

Не влезал ни в размер, ни в строй,

Ни на что не хотел променять судьбу,

Непонятный и неземной.

 

Не гордился талантом, а просто жил,

Превращал прозу жизни в стих,

Дергал больно за нервы людских жил,

Проверяя на прочность их.

 

Так горело внутри и до слёз жгло, –

Промолчать он не мог никак, –

Что душа вырывалась из хриплых слов

На свободу в его стихах.

 

Он не ведал запретов, плевал в лицо

И наотмашь словами бил.

Не святым херувимом, не подлецом

Он ушёл.

Но не долюбил…

 

 

* * *

ул. Герцена, 15 августа 2019 года

 

Алкоголик на улице Герцена,

Что ж ты, сволочь, всё время мне врал…

По инерции всё, по инерции

Жизнь твоя — кабаки да вокзал.

 

Заливая глаза по граммулечке,

Уверял: «Подожди — мол, — чуть-чуть,

И у нас будет праздник на улочке,

Всё вернём, лишь своё надо гнуть!».

 

Как в дыму сигаретном отчаянно

Ты ловил собеседника взгляд!

Неприкаянна жизнь, неприкаянна,

Ничего не воротишь назад.

 

Хмурил брови на лысой головушке,

Зло кому-то сквозь зубы цедил,

И плескалась обида на донышке

На себя и на весь этот мир.

 

Всё чего-то в горячке доказывал,

Мял до крови стакан, как тряпьё.

Кто бы как тебе жить не указывал,

Всё равно ты стоял на своём.

 

И, давясь несведёнными счётами,

Рвал тельняшку свою каждый раз.

А под ней — парашют с самолётами

И три слова: «Никто, кроме нас».

 

Алкоголик

Нет, Подполковник на улице Герцена,

Обманул ты меня, обманул.

Резко сердце кольнёт по инерции,

И опять до утра не засну...

 

 

ЭЛЕГИЯ

Извините, как попасть в ощущение правильности этого мира?

 

Всё что придёт — важно.

Всё что прошло — не пустяк.

Крыльями птицы бумажной

Хлопаю ветру в такт.

 

«Счастье — удел немногих»,

«Что наша жизнь — игра!»,

«Страннику — мир по дороге»…

Сказано не вчера.

 

Яблоки из Эдэма

Чаще горьки на вкус.

Не ошибись в системе:

Тройка.

   Семёрка.

        Туз.

 

Не расплескать время.

В срок возвратить долг.

Наедине со всеми

Пел, а потом смолк.

 

Тихо ещё будет.

Громко — ещё не раз.

Кто не поймёт, осудит

Непостижимость фраз.

 

Глаз не укрыть влажных,

Свечку в руках теребя.

Ты и не жил даже,

Если не помнят тебя.

 

Всё что придёт — важно.

Всё что прошло — не пустяк.

Крыльями птицы бумажной

Хлопаю ветру в такт.

 

 

ОТПОВЕДЬ

 

Нет пророка в отечестве своем.

Евангелие от Матфея, 13, 57.

 

Забродила в умах человеческих

совесть с честью, а, может, вино.

Нет поэта в своём отечестве,

и не видно его давно.

 

Да и нужен ли он – доверенный

правды жизни и перемен?

Он в отечестве – преждевременный,

а скорее – ненужный всем.

 

Всё идёт по пути упрощенчества,

меньше думаешь – крепче спишь.

Нет поэта в своём отечестве,

сибариты и мыши лишь.

 

Век бессовестный. Приспособленчество

нормой стало давным-давно.

Нет поэта в своём отечестве,

а отечеству – всё равно.

 

Он – отвергнутый символ жречества,

молит люд вразумить небеса.

А поэту твердит отечество:

«если глуп, вразумляйся сам!».

 

Кто ж напомнит тебе, человечество,

Стих Матфея и Новый Завет?

Нет поэта в своём отечестве…

И пророка, похоже, нет…

 

 

Я ЛЮБЛЮ ЭТОТ ГОРОД…

 

Как и я, временами, он сам не похож на себя.

День за днём растворяются в нём разобщённые судьбы.

Я люблю этот город, который врастает в меня,

Он причастным ко мне, хоть на миг, хоть немного, но будет.

 

Холод зимних аллей, фонарей полуночных тепло,

В грустных каплях дождя и под синим безоблачным небом

Я люблю этот город, где столько воды утекло

С водостоков домов, у которых я был или не был.

 

Он рассвет зажигает, держа папироску в руке,

К аллергии на пробки и дым всё никак не привыкнув.

Я люблю этот город в его непонятной тоске

И в загадочной радости масок, обличий и ликов.

 

Этот город-картина, где рамка к картине – окно.

И пусть в каждом окне он иной, все картину узнают.

Я люблю этот город, написанный очень давно,

Но в портрете его, и сейчас, всех мазков не хватает.

 

Этот город-стекло, этот город-железобетон

В зазеркалье витрин день минувший по-прежнему видит.

Я люблю этот город за то, что дыша в унисон,

Он, как юный поэт, мне подскажет свой новый эпитет.

 

Он плывёт по реке предначертанным кем-то путём,

Непонятно куда и когда у него остановка.

Я люблю этот город, и, раз мы с ним вместе плывём,

Расставаться со мной ему будет, надеюсь, неловко.

 

Как и я, временами, он сам не похож на себя,

Раздолбай-шалопай и нахмуренный дядька-прохожий.

Я люблю этот город, но больше люблю в нём... тебя.

И от этого мне он роднее, теплей, и дороже.

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: