«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Дмитрий Близнюк (Украина)

Дмитрий Близнюк (Украина)

39409484_1038060309701511_734805119786287104_n

Родился 20 октября 1979 года в Харькове. Окончил ХНПУ, работает предпринимателем. Публикации в периодике: «Сибирские Огни», «Знамя», «Новая Юность», «Нева», «Крещатик», «Homo Legens» и др. Публикации на английском: «Dream catcher» (UK), «Magma» (UK), «River Poets Journal» (USA), «The Gutter Magazine» (Scotland), «The Ilanot Review» (Israel) и др. Лауреат нескольких международных конкурсов, в частности: «Кубок Мира по русской поэзии», «Чемпионат Балтии по русской поэзии». Победитель конкурса «The Best of Kindness 2017» (USA). Книги стихов "Сад брошенных женщин" 2018,  "Утро глухонемых" 2018.

Вышел сборник стихов на английском «The Red Fоrest» 2018 («Fowlpox press», Canada).  Живёт в Харькове. 

 

***

ты лежишь в гамаке

под сенью двух витражных соборов,

небо сыплется голубыми квадратами пепла;

всем своим загорелым телом ты фантазируешь себя

лакированным детенышем виолончели:

вот здесь и здесь пройдут красные нервы,

пролягут тугие струны;

а тени ветвей задумчивыми пальцами

перебирают твое меняющееся в светотени лицо,

змеящиеся локоны...

и в глазах пульсируют серые миндалины неба,

нечто недоброе, инопланетное рвется наружу.

так противопехотная мина в лесу - со времен второй мировой,

устала лежать, ржаветь годами в сырой земле,

под густой травой. и ждать шагов,

его шагов.

ты устала ждать любви. оттолкнувшись ногой

от ствола яблони (сняла босоножки),

раскачиваешь небо целиком - тушу синего быка

на солнечном вертеле,

а тени листвы шаманят над твоим лицом,

так дети изображают чародеев, гаррипотеров, колдунов -

сетчатая магия тишины и серые глаза

замедленного действия...

 

 

***

прямо по курсу - незнакомая планета

в летнем голубом платье.

тонированная статуя в бумаге.

ее серые глаза:

она впустила мой взгляд в серые пещеры,

а я, сам не ожидая, ворвался в них

трепещущей стаей нетопырей.

этот миг вобрал в себя невозможное -

я выиграл в лотерею разводных мостов.

летящая пуля зависла над моей головой

и спросила:

"можно?"

 


***
молчание с любимой…
в лодке весла сдвоены, как хлястики вишни.
чувствуешь кубичность бытия.объем сознания.
души перемножены тишиной, гулкой, как в бассейне,
и можно читать стихи над водой.
строки проскользнут, как выдры,
и ты все услышишь: скрип троса,
поднимаемого из колодца,
луна, как разрезанная дыня в ведре с нефтью.
мне классно молчать с тобой…
это пьеса зеркальных существ: зеркальная кошка,
зеркальный стул и стол.
задыхаешься от любви.
нет, это мы на глубине, и ты что-то спросишь,
прутик опустишь в воду, но нет дна...
и я промедлю молчанием.
мы молчим вдвоем -
так галактики проходят сквозь друг друга,
как нож сквозь нож.

***
занавески вдуваются внутрь:
парусник врезался в нашу квартиру.
наполнил комнатный воздух морем,
голубой солью, на палубе - паркет.
соленые брызги на обоях,
и ветер с розой в зубах, как с абордажной саблей,
опрокинул вазу, ползет по ковру.
один миг - и синий мир швырнул нам в лицо
инкарнацию, фантом иной эпохи,
мокрые брызги.

так пепел рукописей сопротивляется,
наливается плотью, целлюлозой, и на белых листках
проявляют слова.
и форточки дерутся, лупят друг дружку,
как однорукие боксеры.

 

паук Гауди

мольберт в гараже висит под потолком,
как деревянный паук-переросток со сложенными лапами.
уже и не вспомню, как и откуда ты достался нам.
и на каких мотыльков ты охотишься здесь,
в холодной тьме, сладко воняющей керосином
и густой смолянистой тоской заброшенных вещей
вне людей.
в детстве я ходил на кружок рисования
в дом пионеров, но не разглядели во мне Пикассо и Дали
среди бородавок гуаши, акварельных уродцев.
помню, один мальчик постарше рисовал карандашом
ледовое побоище - четко, красиво, правдоподобно.
и один тевтонский рыцарь с кистью руки на шлеме,
напоминал трехголового голубя.
он впечатался в мою память,
прежде чем уйти под бумажный лед - под тяжестью лет.
у каждого есть гараж на спине, домик улитки,
где хранятся мумии талантов, упущенных возможностей.
и я, задумавшись, запускаю руку в ящик,
полный мелких сапожных гвоздей.
приятное покалывание...
так приятна боль от отрезанных еще в юности крыльев.
так удаляют аппендикс души, так заходишь в гараж
с высокими блочными потолками,
и вздрагиваешь.
как паук Гауди в чужой паутине.
неужели это всё,
что останется после моей жизни?
кастрированная готика, мольберт, керосин.


 

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: