Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ Бахыт Кенжеев (Канада)

Бахыт Кенжеев (Канада)

1014019_483824648374319_1771198516_n

Родился 2 августа 1950 года в Чимкенте, с трёх лет жил в Москве. Казах. Закончил химический факультет МГУ. Дебютировал как поэт в коллективном сборнике «Ленинские горы: Стихи поэтов МГУ» (М., 1977). В юности публиковался в периодической печати («Комсомольская правда», «Юность», «Московский комсомолец», «Простор»), однако первая книга его стихов вышла в Америке, в 1984-м году.В начале семидесятых Кенжеев становится одним из учредителей поэтической группы «Московское время» (вместе с Алексеем Цветковым, Александром Сопровским, Сергеем Гандлевским). Публикуется с 1972 года. В 1980 году Бахыт женился на канадке Лоре [3] и в 1982 году эмигрирует в Канаду, а в 2008-м переезжает в Америку (Нью Йорк). Член Русского ПЕН-клуба. Входил в жюри премии «Дебют» (2000), в жюри международного конкурса переводов тюркоязычной поэзии «Ак торна» (2011), премии «русская премия», «Кубок мира», «волошинский конкурс». Публиковался в переводах на казахский, английский, французский, немецкий, испанский, голландский, итальянский, украинский, китайский, и шведский языки.

 

 

* * *

У черного моря, в одной разоренной стране,

где пахнет платан шелушащийся пылью нездешней,

и схимник ночной, пришепетывая во сне,

нашаривает грешное блюдце с хвостатой черешней,

у черного моря булыжник, друг крови в висках,

обкатан волнами, и галька щекочет подошвы —

я пью и печалюсь, и думаю: Господи, как

легко поскользнуться на собственном прошлом.

А с моря доносится выспренний шелест ветрил.

Не алых, холщовых. Не выйдет бежать, да и поздно.

Давно я уже задыхался, давно говорил,

дыша ацетоном под дырчатой пленкою звездной,

что мощью отлива предзимняя муза сыта,

что плакальщицами испокон работают черные ивы,

когда молодая надежда тебе отворяет уста:

— Скажи мне, Медея, ведь это неправда? Они еще живы?

* * *

Я почти разучился смеяться по пустякам,

как умел, бывало, сжимая в правой стакан

с горячительным, в левой же нечто типа

бутерброда со шпротой или солёного огурца,

полагая, что мир продолжается без конца,

без элиотовского, как говорится, всхлипа.

И друзья мои посерьёзнели, даже не пьют вина,

ни зелёного, ни креплёного, ни хрена.

Как пригубят сухого, так и отставят. Морды у них помяты.

И колеблется винноцветная гладь, выгибается вверх мениск

на границе воды и воздуха, как бесполезный иск

в европейский, допустим, суд по правам примата.

На компьютере тихий вагнер. Окрашен закат в цвета

побежалости. Воин невидимый неспроста

по инерции машет бесплотным мечом в валгалле.

Жизнь сворачивается, как вытершийся ковёр

перед переездом. Торопят грузчики. Из-за гор

вылетал нам на помощь ангел, но мы его проморгали

* * *

Бетонная строгая школа —

гори, пионерский, гори.

Текстильный фасад радиолы,

дрожащие лампы внутри —

какою бедняцкою силой

сиял этот дивный пролог,

как всё это ласки просило —

Гайдар, Евтушенко и Блок!

А всё-таки выцвело, кануло

в анналы, почудившись мне

слезою точильщика пьяного,

геранью в подвальном окне.

Горбатое время не лечится

припарками, разве что лёд

ушедшему в землю отечеству

на лоб воспалённый кладёт.

Послать бы политику к чёрту.

Асфальт, словно небо, свинцов.

На Сколковском кладбище мёртвые

хоронят своих мертвецов,

но где-то не нашего хочут,

там сало рыдает в борще,

хрипит обезглавленный кочет,

поносят вождя и вообще —

зажрались. Паси, царедворец

лукавый, мой бедный народ,

покуда гневливая Мориц

верёвку и мыло поёт.

* * *

усвой эту правду кривую

сквозь бережный сон или стон

порою господь существует

но чаще отсутствует он

пусть с готских и галльских позиций

священник поёт полковой

осанну когда разразится

последний решительный бой

пусть жертвенных агнцев взрезают

на той и другой стороне

предвечный должно быть не знает

что нету его на войне

добыча рабы драгметаллы

воспрянь же возрадуйся друг

и мочится воин усталый

на холмик отрубленных рук

и пишет приятелям в блоге

что нет никого в небесах

лишь звёзды фальшивые боги

как сахар в песочных часах

* * *

Дай-ка выпьем без всякой причины.

Коньячок «Кенигсберг», капучино,

затяжная московская грусть.

Трали-вали, шепчу, тили-тили.

Жаль, в кафешках курить запретили.

Никого я, старик, не берусь

наставлять. Сахарок размешаю.

Завершается жизнь небольшая.

И не то чтобы стал инвалид,

только музыка холодом веет

гробовым и сердечко черствеет,

ни любить, ни прощать не велит.

Это как-то неправильно, братцы.

Так у нас хорошо целоваться

на ветру, и страна широка.

Столько в ней кругляка и пшеницы,

финских скал и колхидской денницы,

и откуда такая тоска?

Пар, корица. Салфетка на блюдце.

Пенка — прелесть. Сломаться, согнуться.

Нефть горящую мёртвой водой

не зальёшь. Даже тучи устали.

И отлит в оружейном металле

у метро боевик молодой.

* * *

Да, конечно, и львиного зева,

и гортензий, и пения пчёл

над ваганьковским. Батюшка слева,

а мулла чтобы справа. О чём

я? Бог знает. Должно быть, приснилась,

примерещилась, будто комплект

слов: прощание, жимолость, милость,

просветленье на старости лет.

Ах, как сжался гусиною кожей

над землёй потолок натяжной!

Может быть, и черёмухой тоже,

и сиренью, персидской княжной, —

сколько выпало головоломок,

медных денег, дорожных тревог!

Жалок дар мой, и голос негромок,

и в убогой гортани комок.

Пей, начальник, небесную водку,

цапай когтем домашних мышей.

Отмотаю свой срок я в охотку —

только мокрого дела не шей.

Проще некуда. Выйду на воздух,

пот чернильный стирая со лба, —

и мычат раскалённые звёзды,

будто глухонемые гроба.

* * *

Бесценным царством звуков «дж» и «мц»

бредет турист с блаженством на лице.

То самогоном тешится крестьянским

из виноградной шкурки, то вино

из горла пьет, хотя ему оно

не в кайф — по итальянским ли, испанским

понятиям, букет чрезмерно прост.

Зато лаваш! Зато прощанье звезд

с Творцом по православному обряду,

когда наш новый Тютчев в дольний мир

спускается, покинув шумный пир,

чтоб помолиться городу и саду.

Гостиница. iPod или iPad?

Гимн не допет, не допит горний свет,

стареет на тарелке сыр, обветрясь,

и ласково седому дураку

диктует муза легкую строку

на статую играющего в тетрис.

А резкое наречие свистит

и завивается, под ветром шелестит

древесной стружкою. Вначале было слово,

потом — слова, потом — соцветья строф.

И город вздрагивает, будто слышит рев

бомбардировщика ночного.

* * *

Прошло, померкло, отгорело,

нет ни позора, ни вины.

Все, подлежавшие расстрелу,

убиты и погребены.

И только ветер, сдвинув брови,

стучит в квартиры до утра,

где спят лакейских предисловий

испытанные мастера.

А мне-то, грешному, всё яма

мерещится в гнилой тайге,

где тлеют кости Мандельштама

с фанерной биркой на ноге.

* * *

…а что дурак, и умница, и скряга —

всё перейдёт, и реки утекут,

пока в руках у Господа Живаго

переживёшь бессонницу и труд,

пока сквозь небо, в страхе терпеливом,

не пролетишь над вымершим заливом,

где музыка, прерывисто дыша,

не покидает звёздного ковша…

Верши, метель, забытую работу

над чёрною страницей из блокнота

ростовщика, где кляксою моё

лукавое, дурное бытиё

распластано… вся жизнь была залогом…

вся жизнь была… в беспамятстве убогом

спит город мой. Погас его гранит.

И мокрый снег ладони леденит.

Новости
все

67907400_479987289494400_2838981964000657408_n

https://poezia.us/forum-2019/…

Участники форума

  • Михаил Cинельников Поэт (Москва, Россия)
  • Владимир Гандельсман Поэт (Нью-Йорк, США)
  • Сергей Гандлевский Поэт (Москва, Россия)
  • Михаил Рахунов Поэт, переводчик (Чикаго, США)
  • Борис Марковский Поэт, журналист (Бремен, Германия)
  • Сергей Лазо Поэт (Тернополь, Украина)
  • Котэ Думбадзе Поэт, философ (Грузия)
  • Елена Малишевская Поэт (Киев, Украина)
  • Леся Тышковская Поэт, бард, литературовед (Париж, Франция)
  • Татьяна Ивлева Поэт (Эссен, Германия)
  • Ангелина Яр Поэт, прозаик, журналист (Киев, Украина)
  • Дина Дронфорт Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Елена Дараган-Сущова Поэт (Москва, Россия)
  • Борис Фабрикант Поэт, (Англия)
  • Анна Германова Поэт (Франкфурт-на-Майне, Германия)
  • Галина Комичева Поэт (Киев, Украина)
  • Ирина Мацкевич Поэт (Минск, Беларуссия)
  • Юрий Михайличенко Поэт, бард (Барселонав, Испания)
  • Саша Немировский Поэт (Сан-Франциско, США)
  • Олег Никоф Поэт, издатель (Киев, Украина)
  • Виктор Шендрик Поэт, (Бахмут, Украина)
02.08.19
Телефон: