«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Проза \ Анна Финчем (Словакия)

Анна Финчем (Словакия)

_DSC1885

Родилась в Магадане, по специальности - учитель английского языка и юрист, по профессии – переводчик-синхронист, преподаватель английского. C 2013 года занимается лайф-коучингом, ведёт практические коуч-сессии, регулярно публикует статьи на тему коучинга и психологии на сайтах Gestaltclub.com и Psy-Practice.com.

Писатель, прозаик, автор романов «Кукольный Домик для Ёжика», «Окна», четырёх сборников рассказов: «Одинаковые рассказы», «Благословение», «Помидорки» и «Сказки для Тичеров», сборника статей по психологии и коучингу «Курс Молодого Бойца». Сборник «Благословение» напечатан издательством Интернационального Союза Писателей. 

Произведения опубликованы на сайтах Amazon. Kindle, на сайте издательства «Литрес», в журнале «Новая Литература», в журнале «Стол», в интернет-журнале «Красиво сказано», в альманахе «Славянское слово», в интернет-журнале «Самиздат», в альманахе «Крылья», в альманахах «Российский Колокол» и «СовременникЪ».

Член Интернационального Союза писателей и Международного Союза Писателей имени Кирилла и Мефодия.

Лауреат первой степени премии имени Владимира Даля на Пушкинском фестивале в Крыму, в 2019 году. Финалист конкурса «Славянское слово» в 2019 и 2020 годах, номинант Лондонской Литературной премии, участник лонг-листа Московской литературной премии.

Родилась в Магадане, по специальности - учитель английского языка и юрист, по профессии – переводчик-синхронист, преподаватель английского. C 2013 года занимается лайф-коучингом, ведёт практические коуч-сессии, регулярно публикует статьи на тему коучинга и психологии на сайтах Gestaltclub.com и Psy-Practice.com.

Писатель, прозаик, автор романов «Кукольный Домик для Ёжика», «Окна», четырёх сборников рассказов: «Одинаковые рассказы», «Благословение», «Помидорки» и «Сказки для Тичеров», сборника статей по психологии и коучингу «Курс Молодого Бойца». Сборник «Благословение» напечатан издательством Интернационального Союза Писателей. 

Произведения опубликованы на сайтах Amazon. Kindle, на сайте издательства «Литрес», в журнале «Новая Литература», в журнале «Стол», в интернет-журнале «Красиво сказано», в альманахе «Славянское слово», в интернет-журнале «Самиздат», в альманахе «Крылья», в альманахах «Российский Колокол» и «СовременникЪ».

Член Интернационального Союза писателей и Международного Союза Писателей имени Кирилла и Мефодия.

Лауреат первой степени премии имени Владимира Даля на Пушкинском фестивале в Крыму, в 2019 году. Финалист конкурса «Славянское слово» в 2019 и 2020 годах, номинант Лондонской Литературной премии, участник лонг-листа Московской литературной премии.

Сирень

 

- Послушай, тут такое дело, - Виктор выглядел растерянным, или же хорошо это изображал, - у тебя же скоро день рождения, а у меня совсем нет денег на подарок! Что делать?

Наташа как раз убирала со стола грязную посуду после завтрака, который она же и готовила каждое утро, и так и остановилась с кружкой в руках. И правда, что тут можно сделать? Слетать на Марс, вдруг марсиане одолжат до получки? Слово «заработать» уже готово было сорваться с её уст, но она сама себя остановила. Отношения в последнее время были довольно натянутыми, и ей не хотелось их усугублять. Да и растерянность его, в её глазах, выглядела вполне искренней.

- Ну я просто хотела в ресторан сходить, поужинать… С тобой, с детьми…

- Я же говорю, денег нет! – его голос звучал уже почти агрессивно, - что ты хочешь от меня?

- Не надо так злиться, - примирительно ответила Наташа, - я сама могу заплатить, и все.

- Не надо мне твоих подачек! Сам разберусь!  - он резко встал и-за стола и вышел из кухни.

Стороннему наблюдателю его вспышка показалась бы совершенно неоправданной, но Наташа хорошо знала его перепады настроения. Он уже несколько месяцев играл в карты на деньги в интернете, и первое время много выигрывал, а потом, как это часто бывает, начал проигрывать, но остановиться не мог. Они жили вместе уже пару лет, ему было комфортно с ней в быту и удобно в постели, а на все её робкие намёки о женитьбе он обычно реагировал фразами типа: «Ещё чего. И так скажи спасибо, что я тебя, разведёнку, с двумя детьми взял, и вы все в моей квартире живете». На это возразить было нечего, и она замолкала, уговаривая себя, что он обязательно передумает, и однажды встанет на одно колено и преподнесёт ей кольцо.

Тем не менее, настроение было испорчено. Она привела кухню в порядок, собрала детей в садик, отвела их туда, пришла на работу. После развода, когда она осталась почти без денег, без жилья и с двумя малышами на руках, Наташа была благодарна Виктору, что он приютил её. Отчасти, он и был причиной развода, или к этой мысли можно было логически прийти, так как ещё пока она была замужем, они частенько проводили вместе приятное время, о котором муж знать никак не должен был, и ей казалось, что она влюблена в этого симпатичного высокого парня, который, к тому же, был младше её, говорил ей приятные слова и согревал теплом мужских рук. Через какое-то время после того, как они начали жить вместе, она столкнулась с феноменом эмоциональной нестабильности своего возлюбленного. Если игра в покер была удачной, он сиял и светился радостью, покупал ей охапки цветов без повода и вообще был душкой и обаяшкой, а вот если ставки складывались неудачно, он ненавидел всех и вся, срывался на ней и на детях, пребывал в мрачнейшем расположении духа и частенько просто напивался в стельку. В такие моменты они ругались, хлопали дверьми, кричали друг на друга, но так как уйти ей было некуда, кроме как на балкон, то она и шла на примирение первой. В последнее время в покере ему не везло все чаще и чаще, и он был мрачен и угрюм, и она задумывалась над тем, а правда ли он тот мужчина, с каким она хочет быть. Ответ «нет» за последние несколько дней приходил все стабильнее, но она старательно от него отмахивалась, так как было неясно, что с этим ответом делать.

До дня рождения оставалась неделя, так что стратегически Виктор повёл себя верно, предупредив заранее, ибо какие теперь к нему претензии? Никаких. Он предупредил. Она размышляла об этом, готовясь к рабочему дню – она была диспетчером в компании такси, тем самым милым голосом, который говорил клиентам, какая именно машина подъехала к подъезду, и ей весьма важно было быть в спокойном расположении духа, ибо никто не хочет слышать недовольный голос диспетчера такси. Своего недовольства хватает, спасибо большое.

- Наташ, привет, - она обернулась на голос. Максим, новый водитель, работавший у них несколько месяцев, приятный и вежливый, всегда здоровался с ней утром, если смены совпадали. Иногда они даже болтали о разном, как приятели, она ему рассказывала о своих отношениях с Виктором, а он ей – о своих. Иногда даже казалось, что у них одни и те же проблемы, ибо девушка Максима частенько прикладывалась к бутылке, и под влиянием алкогольных паров была мила и приветлива, а в моменты трезвости показывала свою реальную склочно-угрюмую натуру.

- Привет, - она улыбнулась почти против воли, что было заметно.

- Что-то случилось?  - участливо поинтересовался Максим.

- Да Виктор опять, судя по всему, много проиграл в свой покер… Представляешь, сказал, что у него денег мне на подарок нет!

- Мда, неприятно… - Максим и правда выглядел расстроенным.  – Ну хочешь, я тебе кофе из автомата принесу? Ещё время есть до начала смены?

- Нет, спасибо, лучше не надо кофе. А то потом в туалет бежать придётся!

Они рассмеялись, и ей стало полегче. Она отработала смену и вернулась домой.

- Мама, мы есть хотим! – дети встретили её на пороге. Наташины знакомые, жившие неподалёку, забирали детей из садика вместе со своими.

- А что, Виктора дома нет? – она немного удивилась, вроде бы, вечер уже.

- Он дома, он телевизор смотрит!

Она прошла в гостиную, где Виктор и правда смотрел телевизор, с неизменной баночкой пива в руках.

- Почему ты не покормил детей?  - её раздражение было совершенно очевидным.

- А с чего я вообще должен их кормить? Пусть сами учатся себя кормить! Я что им, нянька?

- Им пять лет! Тебе твоё пиво совсем мозги отшибло? Как они, по-твоему, должны сами себя покормить?

-Так ты приготовь, а они разогреют! Я тут причём? Я им не отец, я не подписывался их обслуживать!

Злые слова крутились на языке, но она понимала, что все это время двойняшки стояли в коридоре и слышали каждое слово, и усилием воли заставила себя замолчать. Надо готовить с запасом, и, наверное, научить детей пользоваться микроволновкой. Погладила пацанов по белокурым макушкам и пошла переодеваться в домашнее.

Наступила пятница. Пятничные вечерние посиделки с вином и болтливой подругой – неотъемлемая часть жизни женщины, так или иначе несчастной в своих отношениях. Она либо несчастна, что их нет, либо несчастна, что они есть, но далеки от той выдуманной картинки, которую она сама себе нарисовала, либо несчастна от того, что отношения соответствуют картинке, но картинка ей больше не нравится.

Вообще, если позволить себе немного обобщить, проблем у женщины две – или нет мужчины вообще или тот, который есть, её не устраивает. Нет, конечно, бывают исключения, бывает, что ещё и попа толстая или дети в Африке голодают, но и это меркнет перед главным – «у меня нет мужчины и поэтому я несчастна». Отношения кажутся волшебной таблеткой, средством от всех болезней. Вот появится у меня мужчина, и тогда я… Похудею, похорошею, найду новую работу, рожу ребёнка / второго ребёнка, брошу пить, брошу курить, начну заниматься спортом, стану счастливой, начну, наконец, жить! Ну и понятно, все остальные проблемы тоже решатся сразу и сами собой. Появятся деньги, купится новая квартира, сделается ремонт, а шины на автомобиле вообще будут меняться автоматически, с наступлением каждой календарной весны или осени.

Наташина версия Глобальной Женской Проблемы звучала, как вариант «но». Меня не устраивает тот мужчина, который сейчас рядом со мной, но! Другого-то нет, куда же я пойду, дети к нему привыкли, и вообще у нас с ним хороший секс. На последнем доводе болтливые подружки даже болтать переставали, подливали ещё вина и какое-то время завистливо посапывали, не имея ничего возразить. Что может быть важнее хорошего секса?

Диалоги выстраивались по схожему сценарию, который, вероятно, устраивал обе стороны, в нем участвующие, раз уж они его повторяли раз за разом.

Первый бокал вина в руках.

 - Понимаешь, вот я все для него делаю, готовлю, стираю, убираю, ничего не говорю по поводу его игр и пива, не возмущаюсь, ничего! А он меня вообще не ценит!

- Вообще не знаю, как ты так можешь! Любой бы счастлив был с такой женщиной! Он просто не видит своего счастья!

Второй бокал вина в руках.

 - Конечно, мне не нравится, что он играет и пьёт! Я столько всего для него делаю, не понимаю, почему он не помогает мне! Ни по дому, ни с детьми!

- Может, тебе поискать другого? Ты красивая, молодая, нравишься мужчинам!

Третий бокал.

- Он вообще не тот мужчина, который мне нужен! Мне нужен взрослый, заботливый, добрый! И чтобы помогал!

- Да я давно тебе говорила, что этот твой Виктор тебе не пара! Зачем ты вообще с ним живёшь?

Четвёртый бокал.

- Но у него такие плечи, такие руки! Он так меня обнимает, такие слова говорит! И вообще, я его люблю!

 -  Но он же тебя не ценит?

- И у нас такой секс хороший!

Молчание в ответ, кивок в знак согласия, пустая бутылка, занавес.

Если, по какой-то причине, болтливой подружки рядом не было, Наташа частенько уговаривала сама себя и заставляла саму себя с самой собой согласиться.  

- Вот если он не играет – вернее, не проигрывает, от чего у него настроение портится, - то он же очень хороший, правда? Улыбается, меня смешит, и с ним так хорошо! Нужно просто сделать так, чтобы он не проигрывал!

Как именно это нужно было сделать, она не знала, и оставалось только дожидаться приступов хорошего настроения.

Наступил понедельник. Рабочий день проходил, как обычно, и почти близился к концу, когда она решила немного передохнуть и выйти на улицу с сигареткой и чашечкой плохого растворимого кофе. В идеальной картинке себя самой она не курила и пила только хороший вкусный кофе, но на то картинка и идеальная, что она отдельно от человека, правда? Она о чем-то задумалась, смотря вдаль на ряды пыльных панельных домов, когда рядом с ней возник улыбающийся Максим, который что-то прятал за спиной.

- Девочки сказали, что ты тут, - он улыбался хитро и при этом простодушно, как ребёнок, который прячет за спиной конфету и хочет, чтобы ты угадал, в какой она руке, - у меня для тебя кое-что есть!

Не улыбнуться в ответ было невозможно, и она не смогла не улыбнуться.

- И что же такое у тебя есть? – голос сам собой стал игривым и ребячливым. Максим ей нравился, хотя она считала его немного простоватым, таким деревенским увальнем. Добрый, простодушный, честный... Как выражалась одна из её подруг, «no sex», что, по их общему мнению, ставило на парне крест ещё до начала каких-либо отношений. С руками и плечами у Максима все было в порядке, а привычки пожирать девушку глазами не было, и как тут поймёшь, хороший с ним секс или нет? Девушки ведь как рассуждают – раз умеет красиво ухаживать, значит, хорош, а он почему умеет хорошо ухаживать? Потому что много тренировался. А раз много тренировался, будет ли он верен той, за которой красиво ухаживает? Она, конечно, скажет, что да, ведь нет никого лучше неё, а парень вовсе не бабник. А что нам скажет статистика, мы умолчим.

В руке у Максима была ветка сирени.

- В городе так красиво, сирень цветёт… Я ехал, увидел, и подумал, что тебе, наверное, будет приятно. И она пахнет так здорово!

Его желание сделать ей приятное было чистым, как глоток свежего воздуха, от которого человека, привыкшего к пыльным прокуренным помещениям, может и затошнить. Маленькие цветочки на ветке были необычного цвета, чуть темнее обычного сиреневого, а аромат и правда был очень приятным. А как же бриллианты, дорогое кружевное нижнее белье, духи? Разве не они делают женщину счастливой? Хотя этого Наталья точно не знала, ей ничего подобного никогда и не дарили, она была, скорее, «своим парнем», с ней было легко пить пиво, а иногда можно было и денег занять на это самое пиво, если у самого нет. А если вместе пить пиво, то разве важно, кружевное на девушке белье или нет? И зачем ей это самое белье покупать, если ей и бокала пива достаточно на то, чтобы согласиться провести вместе приятные полчасика? Простая арифметика, как ни крути.

- Спасибо, - она взяла в руки веточку и вдохнула аромат, чувствуя себя польщённой и смущённой одновременно. А ей вообще дарили цветы без повода? Может, тот мальчик, в пятом классе, который на школьной прогулке сорвал пару ромашек и протянул ей со словами: «Это тебе», которого её же подружки и засмеяли потом? Почему засмеяли? Может, потому, что позавидовали тому, что мальчик выбрал простушку Наташку, а не ту, которую все девочки считали самой красивой, а может, им уже тогда сказали, что нельзя к мальчикам хорошо относиться, ибо тогда они к тебе на голову сядут, а надо их гнобить и высмеивать, тогда они будут тебя, девочку, любить и на руках носить. Мальчику эта простая истина была неизвестна, он просто пожал плечами, но цветов больше никому никогда не дарил, на всякий случай.

Так она и вернулась домой, с веточкой сирени в руках, так как подумала, что в офисе она до следующего утра завянет, а дома будет приятно пахнуть в спальне, а если Виктор спросит, откуда у неё сирень, скажет, что сорвала по дороге. Оказалось, что это была плохая идея.

- Я тебя приютил! Я тебе крышу над головой дал! Я детей твоих, крикливых шалопаев, терплю каждый день, когда они мне спокойно отдыхать после работы мешают, носятся, как носороги и топают! А ты с другими мужиками флиртуешь! Они тебе в открытую цветы дарят! А подарки ты, наверное, прячешь от меня! Вот иди и живи с тем, кто тебе дарит цветочки, пусть он твои «походы налево» терпит и детей твоих кормит!

Надо сказать, за все время совместного проживания Виктор на кормление детей, да и самой Натальи, не дал ни копейки, и оплату коммунальных услуг с самого начала они делили пополам, он наверное, и за проживание бы с неё деньги брал, но порешали на том, что она готовит и делает все дела по дому, ну и спят они в одной кровати, само собой.

Он просто упивался своим гневом и ревностью. Подбирал обидные эпитеты, демонстративно хлопал дверьми, намеренно повышал голос. Она пыталась возражать, а потом ей стало просто больно и обидно, и вместо слов, как оно обычно и бывает, пришли слезы, горькие бессильные слезы.

Был и ещё момент, о котором ей даже говорить было неудобно. Пару недель назад, когда Виктор очень много проигрывал, он занял у неё денег, чтобы отыграться, и клятвенно обещал вернуть как можно быстрее. Если честно, Наталья всегда считала, что мужчина у женщины денег занимать не должен никогда и ни при каких обстоятельствах, но Виктор умело манипулировал ею, используя своё обаяние и умение ласково обнимать за плечи, да так, что ей казалось, что они – одно целое… И разве можно такому мужчине не доверять?

Пришла было мысль обвинить во всем Максима с его непонятным желанием оказать ей знак внимания, но даже полностью растворившись в обиде, он понимала, что он тут совершенно не при чём, да и запах сирени был и правда дивно хорош.

Плач ни к чему не привёл, Виктор лёг спать в другой комнате, игнорируя её, и она с трудом заснула, разрываемая желаниями пойти мириться самой и заставить его извиниться первым. Судя по его спокойному сну, никакой вины он за собой не чувствовал и никаких грызущих изнутри эмоций не переживал. Утром он спокойно ожидал завтрака, не утруждая себя словами «доброе утро», «спасибо» или какой-либо помощью. Завтрак прошёл в молчании, так как сказать было нечего.

В течение следующей пары дней работы было так много, что она и не заметила, как эти дни прошли, дома все время нужно было что-то делать, дети требовали еды и внимания, а с Виктором они особо не разговаривали. Молча ели, молча смотрели телевизор и молча ложились спать.

И вот, наступил день улыбок и подарков, когда женщины рассчитывают на приятные сюрпризы, а мужчины – на правильную крепость алкогольных напитков, и Наталья тоже проснулась с ощущением предвкушения чего-то волшебного, а Виктор – с чувством голода и злостью после очередного проигрыша. Он сидел на кухне, хмурый и неприветливый, готовый взорваться в каждую секунду.

- Ты меня даже не поздравишь? – Наталья не выдержала тишины.

- С чем? Что-то произошло? – с издёвкой ответил её сожитель, - очередной поклонник что-то подарил?

- Вообще-то, у меня сегодня день рождения, - она ответила уже резко.

-А, да, точно… Ну, поздравляю. Стала ещё на год старше. Большое дело!

Ей захотелось его ударить, желательно чем-то тяжёлым, но времени до начала рабочего дня было не так много, и она промолчала.

Свои приятные сюрпризы она получила на работе. Поздравляли коллеги, начальство, клиенты – Наталья была хорошим работником, вежливым и ответственным, да и настроение на работе всегда держала в положении «хорошее», или, по крайней мере, создавала такую видимость. Ей подарили много цветов, конфет и шампанского, а Максим пришёл с охапкой белых воздушных шаров, от чего весь офис сразу получил праздничный вид.

Домой она вернулась с улыбкой на лице и подарками в руках. Виктор лежал на диване с баночкой пива и смотрел телевизор. Дети уже надели свои праздничные костюмчики и ждали похода в ресторан, который Наталья им обещала, да и она переоделась - принарядилась перед выходом. Виктор так демонстративно сопел и вздыхал, что ей стало его жаль, и она решила пойти на примирение первой.

- Пойдём с нами, ты же изначально сам предложил в этот ресторан пойти?

Он закатил глаза к потолку и вздохнул ещё громче.

- Нет, я себя плохо чувствую, и буду вам только мешать. Иди, веселись без меня. Флиртуй там со всеми, ты это любишь, нарядилась даже специально.  На меня тут всем плевать вообще, я никому не нужен. И к тому же, я не могу за всех платить, ресторан – удовольствие дорогое.

Манипуляция удалась на славу. Наталья почувствовала себя страшно виноватой и за то, что у неё был день рождения, и за то, что она надела красивое платье, и за то, что смогла скопить денег на этот поход в ресторан, и за то, что Виктору нехорошо – причём совершенно необязательно это было правдой.

Она ушла на кухню и села на стул возле стены. И что ей теперь делать? Все отменить? Сказать детям, что они не пойдут никуда, потому что они не могут оставить Виктора одного?

В дверь позвонили задорным звоночком. Соседка по этажу, улыбчивая Верочка, только она звонила таким образом. Наталья нехотя поплелась открывать.

- Ого, вот это красавица! – Верочка уже радостно обнимала соседку, не обращая внимание на кислую физиономию той, - у тебя же сегодня День Рождения! Выглядишь шикарно, просто отпад!

Верочка была единственной из всех женщин, кого Наталья знала, как лично, так и понаслышке, у которой не было Глобальной Женской проблемы. Мужчина у неё был, и он её совершенно устраивал. Они жили вместе уже много лет, посторонние люди видели в её мужчине солидного дяденьку с животиком и портфелем, именуя его не иначе, чем Георгий Аркадьевич, а она про него говорила «Мой Гоша», и звонко смеялась его шуткам, а он совершенно очевидно бросал на неё влюблённые взгляды. Самой Верочке было уже за сорок, а она все ещё выглядела, как подросток, носила джинсы и футболки со смешными картинками, была весьма рассеянной и частенько забегала к соседке за солью или мукой, которые совершенно забыла купить, поскольку Гоша уехал в командировку и не написал ей список покупок.

Но сегодня Верочка примчалась не по этому поводу.

- Это тебе, с Днём Рождения и спасибо тебе за то, что всегда выручаешь меня, - она протянула Наташе коробочку. Знакомый логотип – та самая бижутерия, которую Наташа так давно хотела купить! Вернее, хотела, чтобы купил и подарил ей Виктор, но он считал украшения бабской блажью, недостойной того, чтобы тратить на неё деньги.

Наташе захотелось расплакаться.

- Спасибо, я так давно об этом мечтала!

Теперь Верочка, наконец, заметила унылое настроение именинницы.

- А чего глазки такие грустные? Вроде бы праздник?

- Да Виктор мне заявил, что с нами в ресторан не пойдёт, и что я вообще его не ценю, и чтобы я шла одна и веселилась.

- Ну так иди и веселись, чего ждёшь? Мужчина разрешение дал. В чем проблема?

От удивления даже слезы высохли.

 - Как это, идти и веселиться?

- Ты правда не знаешь? – засмеялась соседка.

- А если он на самом деле себя плохо чувствует?

- Он выглядит больным?

- Да нет, лежит на диване, пиво пьёт, телевизор смотрит.

-Ты, когда плохо себя чувствуешь, лежишь на диване, пьёшь пиво и телевизор смотришь?

- Нет…. Не до телевизора, если реально плохо… Ну а если он хочет, чтобы я с ним осталась, рядом была?

- Он тебя попросил с ним остаться?

-Нет, сказал, чтобы я шла веселиться.

- Иди и веселись.

- Ну а может, он на самом деле хочет, чтобы я осталась, а из гордости говорит, чтобы я ушла?

- Слушай, мужчины существа прямолинейные, что думают, то и говорят! Это женские штучки – подумала одно, сказала другое, имела в виду третье! А если мы его считаем мужчиной, то и слушаем то, что он говорит, а не ищем скрытый смысл. Сказал – иди, так иди! Хотя, если ты хочешь провести вечер дня рождения вместе с ним, на диване и с пивом – тогда другой разговор.

- Нет, не хочу, - задумчиво сказала Наталья, - что ж я, зря наряжалась и ресторан заказывала?

- Тогда почему не идёшь?

- Ну мне как-то неудобно…

- А почему он вообще с тобой не хочет идти, только честно?

- Сказал, у него нет денег на ресторан.

 - А твой день рождения совершенно внезапно настал, он о нем не знал? Вы вроде не вчера вместе жить начали.

- Знал, он сказал, что у него денег на подарок и на ресторан нет...

- Значит, ему удобно заявить женщине, с которой он живёт, что он на неё не желает ни копейки потратить, а тебе неудобно пойти без него в ресторан?

Наташа насупилась.

-  И что мне делать?

- Я тебе сразу сказала, иди и веселись. А там, глядишь, и мужчина поприличнее появится.

- Тебе легко говорить, у тебя Гоша есть!

- Если бы я позволяла собой манипулировать так легко, то не было бы никакого Гоши.

Надо сказать, Верочка не находила Виктора ни привлекательным, ни достойным, но напрямую об этом не говорила. Скорее, выразительно молчала, хотя в целом имела привычку выражаться хлёстко и по существу, что Наталье очень в ней импонировало.

Наталья насупилась, но посыл поняла.

- Дети, одевайтесь!

В ресторане было чудесно. Отличная еда, приветливые официанты, негромкая музыка, приятная публика. Дети вели себя хорошо, не шалили и не кидались друг в друга едой, после пары бокалов шампанского Наталья расслабилась и позволила себе просто насладиться моментом, заметила нескольких улыбающихся ей мужчин и даже потанцевала с ними. В конце вечера один из галантных кавалеров предложил ей подвезти её и детей домой, но она отказалась. Одна пришла, одна уйдёт. Таксист тоже был улыбчив и любезен, и домой она вернулась в благодушном настроении, вполне довольная собой и тем, что кислая физиономия Виктора не испортила ей вечер.

Он лежал на диване почти в той же позе, в которой был, когда она уходила, только пустых баночек пива на ковре прибавилось. Она приняла душ и с удовольствием вытянулась на постели, в предвкушении приятного сна.

«Надо будет утром Верочку поблагодарить за правильный совет», - подумала Наталья, засыпая.

За завтраком Виктор молчал, но был мрачен, как туча, что трудно было не заметить. Наталья заметила, но ничего не сказала, хорошее настроение вчерашнего вечера ещё держалось в ней, как остаточный алкоголь.

- Хорошо провела время вчера? – не выдержал обиженный.

- Да, очень хорошо, - совершенно искренне ответила Наталья, улыбаясь Виктору поверх чашки кофе, - отличное место!

  - Со всеми мужиками пофлиртовала? – его голос был полон яда и злости.

- Нет, со всеми не успела, только с половиной, - она все также улыбалась поверх чашки, отвечая на вопрос.

Он явно пытался найти повод вылить свою злость, или нащупать её больное место, но не успел, она уже убрала со стола и ушла на работу.

Максим возник в курилке, когда она пошла на первый перерыв на кофе.

  • Как вечер прошёл? Наверное, кучу подарков тебе подарили!  - у него была очень открытая, почти детская, улыбка.
  • Неа, ничего не подарили, - помотала головой Наталья, - Виктор даже в ресторан идти со мной отказался.

- Ого!  - Максим выглядел расстроенным, - я думал, ты хорошо отдохнула!

- Да, хорошо, ты знаешь… Хоть и без него.

Максим помолчал.

- Погоди секундочку, - сказал он, вставая, - сейчас вернусь.

Он вернулся с бумажным пакетом в руках, таким, в каких в модных булочных продают модные булочки.

- Угощайся, - протянул он ей пакет, - мне кажется, тебе понравится.

- Ватрушки! -Наташа заглянула в пакет, - я их так люблю!

Они сидели рядом, с аппетитом уплетая ватрушки, как дети у бабушки на даче, над которыми ещё не висят слова-приговоры вроде «надо» или «ты должен».

Ватрушки помогли сохранить ровное расположение духа до вечера, но их волшебное действие прекратилось, когда она переступила порог квартиры. Виктор лежал на диване, щелкая пультом от телевизора, а как только она вошла в квартиру, вскочил на ноги. На нём были модные джинсы и белая рубашка, он был чисто выбрит, волосы красиво уложены…Надо сказать, выглядел он отлично!

- Ты вернулась? Отлично, я тогда пошёл развлекаться.

Наверное, непонимающий взгляд Наташи был очень явно непонимающим.

- Ну вчера ты ходила развлекаться и флиртовать, сегодня я пойду. Вернусь поздно, пока!

Ещё дверь не закрылась за ним, а Наталью уже охватила паника. Он такой молодой и красивый! Да на него девушки на улице заглядываются, он внимание сразу привлекает! Он себе легко найдёт другую, моложе, без детей и более привлекательную, а что тогда будет делать она, Наталья? Ей придётся жить на улице! А что будет с детьми? Картинки приходили одна пугающее другой: вот она уже в подземном переходе, сидит на холодном полу в коробке из-под телевизора, и дети сидят рядом, чумазые и в обносках, и просят милостыню у равнодушных прохожих. Им будет негде жить, нечего есть, и они умрут от голода и холода. Боже, какой кошмар!

На глаза навернулись слезы. Ей было невыносимо жаль себя.

Она бы сидела так и дольше, и жалела бы себя, пока «жалелка» не устанет, но пришли дети и сказали, что они хотят есть. Пришлось попросить «жалелку» подождать и пойти готовить ужин. К моменту, когда все были накормлены, сил оставалось только на душ и дойти до кровати, но на всякий случай она решила спать в детской, чтобы кошмары не снились.

Виктор вернулся домой очень поздно, и, наверное, не очень трезвым, так как утром Наталья нашла его спящим на кровати прямо в одежде. К завтраку он не вышел, что, может, было и хорошо, так как особой приятностью с похмелья Виктор не отличался.

На работе Наташин внимательный собеседник сразу заметил, что она погружена в невесёлые думы.

- Что-то случилось? – участливо поинтересовался Максим, когда они встретились в курилке.

Её слова сорвались с языка раньше, чем мозг одобрил их произнесение.

- Я боюсь, что Виктор меня выгонит из дома, а мне пойти некуда!

- А почему он тебя выгонит? – Максим, казалось, искренне удивился такой постановке вопроса.

- Ну, найдёт себе моложе и лучше меня...

- А бывает, разве, лучше тебя?   - он улыбался.

- Ну, моложе, - она тоже улыбнулась, хоть и смущённо.

- А «моложе» означает «лучше»?

 - Может, и не означает… Но что мне тогда делать? У меня же дети!

Максим ничего не ответил, но было ощущение, что он воспринял её слова всерьёз.

Рабочий день шёл своим чередом. Наталья принимала телефонные звонки, отдавала заказы, разговаривала с водителями. Поступил очередной звонок, и голос женщины на том конце провода показался Наташе знакомым.

- Говорите адрес, куда подъехать, - она машинально заносила данные в компьютер, почти не думая.

Адрес был таким знакомым… Это же соседняя квартира!

- Верочка, ты?

- Я, Наташ, всё думаю, когда ты меня узнаешь? – Верочка смеялась, - я специально в это такси звоню, в котором ты работаешь.

- А я и вся в себе, - теперь и Наташа улыбнулась, - куда ты хочешь поехать?

- Надо в аэропорт, Гошу встречать, он сказал, чтобы я такси заказала, и мы с ним на обратной дороге поедем поужинать в наш любимый ресторанчик.

- О, здорово! Сейчас, я посмотрю, если Максим свободен, его отправлю к тебе.

Вечером Виктор был в довольно приятном расположении духа.

- Хорошо поиграл сегодня, выиграл! Завтра смогу ставки удвоить! – сказал он Наташе за ужином.

«А как насчёт мне долг отдать?» - подумалось ей, но она оставила вопрос при себе. Не выгоняет из дома, и слава Богу. Да и ночной сеанс секс-терапии, благодаря его хорошему настроению, был чудо как хорош.

Неделя закончилась, наступила суббота. Наталья встала рано, так как завтрак никто не отменял, и к тому времени, когда Виктор, лениво потягиваясь, пришёл, наконец, на кухню, она уже металась между кухней и ванной, между стиркой и готовкой. Его это не интересовало, он просто брал чистое белье из шкафа, не особо думая, как оно там появляется, и оставлял грязные кружки и тарелки на столе, молча поднимаясь из-за стола после еды.

- Дома скукотища, заняться вообще нечем, - сказал он ей после завтрака, - я пойду к ребятам, в игрушки поиграем по сети. Вечером вернусь.

Она оглядела квартиру. Интересно, сколько человеко-часов тратится на то, чтобы отмыть грязь, накопившуюся с последней уборки, постирать и погладить бельё для всех, наварить борща на неделю? Хотя с человеками все понятно, человек тут на всё это один, сама Наталья, а вот часов? Можно и весь день с этим провозиться, а толком и не заметно, ведь стены остались того же цвета, а холодильник - прежнего размера.

Позвонили знакомые и предложили забрать её детей в кино, вместе со своими, а заодно и покормить в пиццерии, что облегчало задачу на день. Все разъехались, и какое-то время она сосредоточенно оттирала ванную, мыла полы, чистила плиту, крошила овощи. Бульон для борща сварился, она закинула туда овощную зажарку, и открыла холодильник, в поисках чего-нибудь холодненького попить. Дети выпили всю кока-колу, и остался только кефир, срок годности которого истекал сегодня. Пить его она не решилась, но и выбросить было жалко. Оладушки испечь? Да!

Она начала делать тесто, когда поняла, что дети и сахар весь съели. Сахарница была пуста, и запасов на полках не осталось. Идти в магазин не хотелось, и она сделала тоже самое, что делала в этих случаях Верочка – позвонила в соседнюю дверь.

Наталья не была уверена, что соседка вообще дома, но дверь распахнулась почти сразу.

- О, какие люди! - Верочка выглядела очень мило в майке, шортах и фартуке, - а я думаю, кто это в такой час!

- Привет, - смущённо начала Наталья, - я, может, невовремя, но у меня сахар кончился, а мне на оладушки надо бы...

- Слушай, ну хоть я не одна такая, - Верочка улыбалась широко и от души, - заходи, поможем твоему горю.

Они прошли в небольшую, но очень уютную кухню. На большом столе стояла куча вазочек с конфетками и печеньем, стулья были мягкими и вкусно пахло корицей и ванилью.

- Ты что-то печёшь? – спросила Наталья, которой захотелось, как ребёнку, забраться с ногами на стул и стащить из вазочки конфетку.

- Это свечи ароматические, - ответила Верочка, помешивая что-то в кастрюльке, - а я соус делаю к лазанье, бешамель.

Теперь и Наташа унюхала второй запах, похожий на запах орехов.

- Чайку?  - Верочка уже доставала чашки и блюдца, - конфеты на столе, если хочешь, угощайся.

Наташа хотела было сказать, что дома много дел, но не сказала. На этой кухне было лучше, чем дома, приятнее, что ли…

- А где Гоша?  - поинтересовалась она, разворачивая конфетку.

- У него какая-то важная встреча, он ещё утром уехал, а я вот решила покулинарничать, пользуясь тишиной, - Верочка выглядела умиротворённой, даже больше, чем обычно.  – А, хотела сказать тебе, тот парень, который меня в аэропорт вёз, Максим, очень милый! Мы с ним так приятно проболтали всю дорогу, такая редкость нынче найти хорошего собеседника…

- Да, хороший парень, недавно работает у нас, - Наташа кивнула, - ну он такой, немного простоватый, на мой взгляд.

Верочка взглянула на собеседницу внимательно, но ничего не сказала.

- Он мне рассказал, что недавно с девушкой своей расстался, - продолжила она негромко, помешивая соус, - а они, вроде, даже вмеcте жили уже…

- О, да?  - Наташа оживилась, - а я не знала! А почему расстался?

- Сказал, что влюбился в другую, и считает, что надо быть честным с окружающими, вот и сказал правду.

- Ну надо же, честность, - Наталья разворачивала очередную конфетку, - такая редкость в наше время. Меня иногда так и подмывает Виктору высказать то, что я честно думаю про него, но не могу... Боюсь крышу над головой потерять.

- Для кого-то их личная целостность важнее, - Верочка колдовала над кастрюлькой, как ведьмочка из мультфильма, а запах становился все приятнее.

 - Некоторые просто положительные герои, я думаю, - ещё один фантик на столе.

- Положительные герои?  - фыркнула Верочка, разливая дымящийся чай по чашкам, - ты детских мультиков пересмотрела, что ли? Вот там сразу видно, кто плохой, кто хороший.

- Ну а что, ты хочешь сказать, в реальной жизни не бывает положительных героев?

- Чтобы 100% положительные? Конечно, нет. На то она и реальная жизнь, а не мультфильм для дошколят.

- Ты хочешь сказать, твой Гоша, например, не положительный герой? – Наталья парировала слегка запальчиво.

- Гоша?  - Верочка отставила кастрюльку в сторону и взяла в руки чашку, - давай посмотрим. Вот тебе ситуация, к примеру. Гоша у нас адвокат, так?

- Так, - Наталья кивнула, - причём, насколько я знаю, очень хороший.

- Оу, комплиманы, - Верочка засмеялась, - хорошо, пусть так. Вот Гоше дают дело в работу – молодой парень, лет 25, не больше, работал на заводе, и украл какую-то очень дорогую деталь, причём украл виртуозно, как в кино показывают, следователи руками разводят, пытаясь понять, как именно он это сделал.

- А как его поймали? – у Натальи глаза заблестели от интереса.

- Охранник сдал. Он был в доле, и они, видать, не поделили что-то уже после кражи, и он на допросе намекнул, на кого внимание обратить. А парень себе и алиби фиктивное обеспечил и вообще все красиво сделал, если, конечно, так можно сказать про кражу. Дело дали Гоше, Гоша нашёл полный состав преступления, доказал, что алиби фиктивное, и парню дали срок, ибо собственники бизнеса очень возмутились наглостью простого работника и жаждали мести. Гоша - молодец?

- Конечно, раскрыл преступление, конечно, молодец!

- Слушай дальше. Когда парня уже посадили, Гоша ходил к нему в тюрьму с одним вопросом – «Почему ты это сделал, ведь ты знал, что могут поймать?». Оказалось, что парень – единственный сын и кормилец у матери, довольно молодой женщины, которая его вырастила одна, и у которой обнаружилась тяжёлая форма рака, и спасти её можно только дорогостоящей операцией. Таких денег у них никогда не было, и он придумал план, как украсть деталь, продать, и заплатить за операцию, причём гарантия выздоровления матери была процентов 90. А теперь его посадили, и она осталась мало то, что с тяжёлой и неизлечимой болезнью, так ещё и без средств к существованию. Почему? Потому, что Гоша – отличный адвокат. Но скажи мне, с точки зрения парня, пытавшегося спасти свою мать, Гоша – положительный герой?

- Нет, - Наталья даже конфетки перестала есть, - получается, не положительный… Слушай, я вот что ещё хотела спросить, но думала, это личное очень, и не решалась… Почему вы с Гошей не женаты, вы же уже давно вместе живете?

- О, вот тоже вопрос в сторону «положительных героев», - Верочка наливала себе вторую чашку чая, - ты знаешь, что Гоша - вдовец? Он был женат в молодости, и его жена умерла, причём молодой?

- Нет, не знала... А от чего она умерла?

- Рак, обнаружили на последней стадии, спасти было невозможно, что называется «скоропостижно скончалась». И когда она умирала, её мать заставила Гошу пообещать, что он больше никогда не женится. Причём именно у постели умирающей.

- И он пообещал? – Наташа сделала круглые глаза.

- Не то, чтобы у него был выбор, на самом деле… Мать изначально была против их брака, считала его малолетним шалопаем, неподходящим для её девочки. Это он уже после свадьбы стал преуспевающим адвокатом.

- Суровое обещание… А матери-то это зачем? Она разве не понимает, что он молодой мужчина, зачем ему одному жить? И так не повезло остаться вдовцом...

- А она считает, что брак возможен в жизни только один раз. Поженились - живите, никаких разводов и прочего. Только смерть является уважительной причиной. Но если один из супругов умер, это не отменяет правила «брак в жизни только один».

- А ты откуда знаешь? Это Гоша тебе рассказал? А вдруг он врёт, чтобы на тебе не жениться?

Верочка рассмеялась звонко, как девчонка.

- Ты – прелесть! Я эту историю знала ещё за несколько лет до знакомства с Гошей, я с его бывшей женой, как оказалось, в одной школе училась, только я младше на несколько лет. Мы жили в маленьком городке, там все всех знали… Да и ездили мы с Гошей к ней, к его бывшей свекрови, когда поняли, что хотим вместе жить, просили благословения, думали, вдруг, она разрешит ему это обещание взять обратно…

- И что она?

- А что она, вытолкала нас обоих взашей, и кричала на всю улицу, какая я нехорошая, что с чужим мужчиной жить хочу, и он какой нехороший, что память умершей предал и чуть ли не на её могиле непонятно с кем сексом занимается.

- Жесть, - только и смогла ответить Наталья.

- А ты мне тут про положительных героев рассказываешь… Это просто жизнь, настоящая...

- Но Гоша и правда очень хороший, да и по тебе видно, что ты с ним счастлива!

- Гоша - самый лучший для меня, я ни с кем другим и жить бы не стала, но для его бывшей свекрови он очень далёк от положительного героя... Или вот взять этого парня, Максима. Для той девушки, ради которой он с нынешней подругой расстался, если, конечно, эта девушка с ним быть захочет, он вроде бы положительный герой, так? А для той, с которой он расстался, не очень...

-Ты ведёшь к тому, что положительных героев вообще, что ли, не бывает?

- Я веду к тому, что все зависит от того, как посмотреть... А вот ты знаешь, что Максим – сын очень, очень богатого отца, который Максиму оплатил отличное образование заграницей,  чтобы тот его дело продолжил и его компанию возглавил, а Максим отучился, и отцу сказал, что работать на него не будет, а будет сам в жизни пробиваться, и будет работать на простых работах, чтобы его мажором не считали, который в жизни все имеет за счёт родителя?

- Ты точно про этого самого Максима говоришь, который у нас таксистом работает?  - у Наташи даже морщины на лбу выступили, от умственного напряжения.

 - Ага, - Верочка кивнула, и тоже взяла из вазочки конфетку, - про него. У него какой-то там крутой бизнес-диплом, с которым сразу в топ-менеджеры берут, и он на трех языках говорит свободно.

- А в такси он зачем пошёл?

- Попробовал на работу устроиться без предъявления диплома. Варианты были либо таксистом, либо грузчиком.

- Ну хорошо, если его отец такой богатый и известный, то почему Максима по фамилии не вычислили? Или он по поддельному паспорту работу искал?

- Лихо закручен сюжет, да? – Верочка посмеивалась и заваривала свежий чай. – У них с отцом разные фамилии, потому что Максима в роддоме, по настоянию матери, записали на её фамилию.

- И ты знаешь, почему? – вазочка почти опустела благодаря Наташе.

- Да, - кивнула Верочка, - знаю. Его отец женился на матери с одним условием – что та родит ему сына, наследника. Она согласилась, думая, что если будет несколько детей, то один из них точно будет сын. Она забеременела, и, когда делали УЗИ, доктор сказал, что будет девочка.

- Доктор ошибся?  - Наталья слушала, открыв рот.

- Да, как потом оказалось, ошибся, но отец Максима тут же жену бросил. Он имел в виду, что ребёнок должен был быть у них один, и сразу сын, без вариантов. Мать ребёнка оставила, родила, и в роддоме записала на свою фамилию. О том, что родился мальчик, отец узнал случайно, через несколько лет, и всячески пытался извиниться и загладить свою вину, хотел Максима усыновить, но мать была непреклонна, нет и все. Когда Максим подрос, мать не могла запрещать им общаться, и Максим сам согласился, чтобы отец оплачивал его учёбу в престижной школе, в старших классах, а потом – в университете, а на момент получения диплома взял и передумал возглавлять компанию отца.

- Это тебе все Максим сам рассказал? – Наташа почти не верила своим ушам.

- Нет, он просто упомянул название фирмы отца, “System Air”, а я уточнила фамилию. Отец его тоже из одного городка со мной, только старше, так что и эту историю я знала раньше. Про сына, который решил стать таксистом, несмотря на диплом и прочее.

- То есть, тебе достаточно кусочка информации, чтобы картинку всю увидеть?

- Я же бывший следователь, - Верочка опять улыбалась.

- То есть, Максим, получается, за мать отомстил, - задумчиво сказала Наташа.

- В какой-то степени, да… Но вот как ты думаешь, для отца Максим – положительный герой?

- Получается, нет…

- А для себя?

Наташа задумалась.

- А вот я и не знаю, если честно. Я бы работала на отца, раз он мне образование оплатил, даже если бы мне не очень хотелось…

- А вот Максим считает, что должен всего добиться сам... Ну, или хотя бы попробовать... 

Ещё пара чашек чая, потом и лазанья подоспела, потом вернулся Гоша, и они выпили по рюмочке вкусного ликёра, и домой Наташа вернулась уже поздно вечером, когда знакомые вернулись из кино и привели детей. Благодаря Верочке, она не забыла взять сахар, и жарила оладушки в глубокой задумчивости.

Виктор вернулся поздно, злой и нетрезвый. Ему в игре удача не улыбнулась, и он прилично проигрался, да ещё и остался должен денег своим знакомым. Сорвался сначала на Наталье, потому что она сидит дома и ничего не делает, а потом на ни в чем не повинных оладушках, заявив, что это едят дети на полдник в детском саду, а лично он желает стейк с кровью, причём немедленно.

Хорошо, что в морозилке нашёлся кусок мяса, который можно было разморозить и выдать за слабое подобие стейка, и Наталья, стоя у плиты второй час подряд, подумала, можно ли считать Виктора, хоть в какой-то ситуации, положительным героем? Обычно спасавшая ситуацию мысль про хороший секс сейчас, как ни странно, не сработала. Виктор поел, но это не очень исправило ситуацию, так как он был зол, а это чаще всего заканчивалось руганью и криками. Она пыталась избежать скандалов любыми путями, но ему все же удалось довести её до слез, и заснула она со всхлипываниями и полная жалости к себе.

Когда началась рабочая неделя, Наталья удивилась, что Максим не появлялся в курилке несколько дней подряд. Девочки-диспетчеры даже спрашивали её, не знает ли она, куда он делся, а она и правда не знала. Как-то вечером девочки позвали нашу героиню на перекур почти перед концом рабочего дня, и заболтались так, что не заметили, как открылась дверь и кто-то вошёл. Высокий молодой человек с модной стрижкой, в хорошем костюме, с портфелем...

- Максим? – ахнула одна из девочек, - вот это да! На улице бы встретила – ни за что не узнала!

Это был он, тот самый скромный парень, но теперь даже циничная Наташина подруга не сказала бы, что этот высокий красавчик был “no sex”. Может, дело в портфеле?

- Привет, - он поздоровался со всеми, но смотрел только на Наташу,  - мне нужно поговорить с тобой.

Она кивнула, под впечатлением от перемены, произошедшей с ним.

- Извини, что я так внезапно исчез, мне нужно было оформляться на новую работу, и это заняло чуть дольше времени, и нужно было срочно решать кое-какие вопросы в компании…

Она молчала, и ему пришлось продолжить в режиме монолога, да и девочки вежливо ретировались.

- Помнишь, ты мне сказала, что боишься, что Виктор тебя на улицу выгонит, а тебе идти некуда?

Она кивнула.

- Я подумал, что хочу помочь тебе, но с заработком таксиста и съёмной однушкой помощник из меня получается не очень хороший, если честно… Мне давно предлагали работу в крупной компании, но я отказывался, по личным причинам, а теперь решил согласиться, потому что я только так могу быть тебе полезным, а то, знаешь, похлопывание по плечу ничего не меняет, если человеку жить негде. Должность у меня руководящая, хорошая зарплата, служебная квартира, автомобиль… Квартира трёхкомнатная, я надеюсь, детям хватит места.

Наташа молчала, пока не до конца понимая, о чем он.

- Я предлагаю тебе переехать ко мне, с детьми. Если ты хочешь бросить работу, то тоже без проблем, денег, я думаю, на всех хватит...

- Ты предлагаешь мне жить с тобой?

- Я, наверное, столько раз прокручивал этот разговор у себя в голове, что мог и пропустить что-то, - Максим рассмеялся, - я расстался с девушкой, с которой встречался, и я хотел это сделать сразу после того, как встретил тебя, потому что я влюбился в тебя с первого взгляда, но думал, что ты счастлива в своих отношениях, и не хотел вмешиваться. Но, я считаю, это неправильно – жить с кем-то, кого ты не любишь, это нечестно и по отношению к этому человеку, и к себе самому… Поэтому и расстался, и хочу быть с тобой. Я часто анализировал то, что ты мне рассказывала про человека, с которым ты живёшь, и прости за честность, но мне совершенно очевидно, что этот человек не ценит тебя, хотя, наверное, ты и сама об этом знаешь. Я хочу, чтобы ты была счастлива, и со своей стороны готов сделать все, что для этого нужно. Я хочу заботиться о тебе, о твоих детях, и предлагаю тебе переехать ко мне. Если тебе нужно время подумать, я все понимаю, я не тороплю тебя. Я буду ждать, сколько нужно.

Она так и стояла, молча, ничего не говоря, не понимая, как один человек, ради удовольствия которого она так старалась, мог так плохо с ней обращаться, а другой, с которым она просто болтала иногда, может быть готов на все ради неё.

- Вот моя визитка, - Максим протянул ей кусочек плотного картона, - здесь все возможные средства связи, звони или пиши в любое время. Если нужно будет, я за тобой приеду, заберу тебя и детей.

Она посмотрела на визитку. «Компания System Air, Генеральный директор». Посмотрела на Максима. Теперь она совершенно точно видела обожание в его глазах. Костюм, портфель, должность, богатый отец, служебная квартира... Может, ей это снится?

- Да, и, конечно, я бы хотел, чтобы ты стала моей женой, и я усыновлю детей, это само собой разумеется. Но, повторяю, я не тороплю тебя.

Точно снится.

На прощание Максим взял её ладонь в свою, ласково поцеловал пальчики и уехал. Наталья вернулась домой в ещё большей задумчивости, чем после разговора с Верочкой, и только непонятный шум, доносящийся из-за двери, вывел её из внутренней тишины.

В квартире был полный бардак. На полу валялись вещи и стулья, дети кричали, Виктор кричал, и почему-то очень сильно пахло пивом.

- Что случилось? – она прошла на кухню, и сразу стала эпицентром внимания.

- Твои дурацкие дети совсем ошалели! Я их выпорю, обоих! - кричал Виктор, размахивая мокрой тряпкой, - совершенно отбились от рук!

Наталья увидела огромную лужу на полу в кухне, и разбитые бутылки, и осколки стекла. Потом посмотрела на детей, виновато жмущихся к стене и мячик в углу.

Виктор, возвращаясь с работы, купил себе пива не в банках, как обычно, а в бутылках, потому что так было дешевле, и поставил бутылки на стол в кухне. А дети, по его мнению, совершенно нарочно, как раз играли в квартире в футбол. Удар был мастерский, но чуть-чуть не в ту сторону. Слава богу, окно осталось целым, но все пять бутылок пива, купленного по выгодной цене, не пережили встречи с бескомпромиссным кафелем. Виктор пытался спасти хотя бы что-то, но не смог, и когда огромное банное полотенце совершенно пропиталось пивом, он решил им же отхлестать детей, которые были быстрее и шустрее и ловко прятались за стульями.

Нужно было что-то делать. Дети были отправлены к знакомым, пересидеть бурю, осколки стекла собраны, лужи вытерты, и она чуть ли не бегом сходила в магазин и купила Виктору самого лучшего пива, что не мешало ему продолжать орать и возмущаться.

- И дети твои бестолковые, и сама ты такая же! Они что, не могут спокойно тихо сидеть в своей комнате и мне не мешать? Я работаю, мне нужен отдых, а они превратили мою жизнь в кошмар! Это ты им этот дурацкий мяч купила, ты что, не можешь объяснить, что им нужно играть на улице? Раз умудрилась родить, так ещё и умудрись воспитать! Села мне на шею со своими хулиганами!

Он продолжал, и продолжал, а она молча впитывала, как полотенце молча впитывает пролитое пиво.

 - Найди им детский сад, чтобы они там были до вечера, а потом пусть сидят в своей комнате тихо, как мыши! Пусть радуются, что у них есть, где жить! Иначе вышвырну на улицу!

Запрещённый приём. У Натальи затряслись руки, как и всегда, когда Виктор угрожал выгнать её на улицу. Он же, судя по всему, выпустил пар и ему стало полегче.

- Я пойду поиграю, а ты наведи тут порядок! Такой срач в квартире из-за тебя! И что на ужин?

Ужин? Она почти плакала, а его волновал ужин?

Когда ужин был готов, он забрал тарелку и поел, не отрываясь от компьютера. Детям было строго-настрого запрещено разговаривать громче, чем шёпотом, да и она сама, приняв душ и переодевшись в пижаму, пошла в детскую, и сидела на детской кровати, обняв детей и находя в них успокоение.

Когда они уснули, она вернулась в спальню. На туалетном столике стояла её сумка, а ней, в кошельке, лежал тот маленький кусочек картона с цифрами.

«Звони в любое время, я приеду и заберу тебя и детей».

Завтра. Она позвонит завтра, утром, с работы. Пока Виктора не будет дома, соберёт вещи и уедет, и заберёт детей. Да, решено.

Она почти заснула, когда в спальню пришёл Виктор.

- Ты спишь? – для верности толкнув её в бок, спросил он. – Послушай, я, наверное, немного увлёкся, не надо было так кричать, а то ещё соседи пожалуются…

Он оказался под одеялом, обнимая её. Его объятия, тёплые руки и широкие плечи давали ей такую сильную иллюзию защищённости, что она забыла про все свои страхи. Кроме того, он же извинился за проявление своего гнева? Ну, или похоже на то...

Тело отреагировало быстрее разума. Через полчаса, засыпая на его плече, она подумала, что им ведь хорошо вместе? Ну да, он бывает несдержанным, но, когда он хороший, он же очень хороший? Да и секс у них отличный, а что может быть важнее?

Сирень

Повесть

- Послушай, тут такое дело, - Виктор выглядел растерянным, или же хорошо это изображал, - у тебя же скоро день рождения, а у меня совсем нет денег на подарок! Что делать?

Наташа как раз убирала со стола грязную посуду после завтрака, который она же и готовила каждое утро, и так и остановилась с кружкой в руках. И правда, что тут можно сделать? Слетать на Марс, вдруг марсиане одолжат до получки? Слово «заработать» уже готово было сорваться с её уст, но она сама себя остановила. Отношения в последнее время были довольно натянутыми, и ей не хотелось их усугублять. Да и растерянность его, в её глазах, выглядела вполне искренней.

- Ну я просто хотела в ресторан сходить, поужинать… С тобой, с детьми…

- Я же говорю, денег нет! – его голос звучал уже почти агрессивно, - что ты хочешь от меня?

- Не надо так злиться, - примирительно ответила Наташа, - я сама могу заплатить, и все.

- Не надо мне твоих подачек! Сам разберусь!  - он резко встал и-за стола и вышел из кухни.

Стороннему наблюдателю его вспышка показалась бы совершенно неоправданной, но Наташа хорошо знала его перепады настроения. Он уже несколько месяцев играл в карты на деньги в интернете, и первое время много выигрывал, а потом, как это часто бывает, начал проигрывать, но остановиться не мог. Они жили вместе уже пару лет, ему было комфортно с ней в быту и удобно в постели, а на все её робкие намёки о женитьбе он обычно реагировал фразами типа: «Ещё чего. И так скажи спасибо, что я тебя, разведёнку, с двумя детьми взял, и вы все в моей квартире живете». На это возразить было нечего, и она замолкала, уговаривая себя, что он обязательно передумает, и однажды встанет на одно колено и преподнесёт ей кольцо.

Тем не менее, настроение было испорчено. Она привела кухню в порядок, собрала детей в садик, отвела их туда, пришла на работу. После развода, когда она осталась почти без денег, без жилья и с двумя малышами на руках, Наташа была благодарна Виктору, что он приютил её. Отчасти, он и был причиной развода, или к этой мысли можно было логически прийти, так как ещё пока она была замужем, они частенько проводили вместе приятное время, о котором муж знать никак не должен был, и ей казалось, что она влюблена в этого симпатичного высокого парня, который, к тому же, был младше её, говорил ей приятные слова и согревал теплом мужских рук. Через какое-то время после того, как они начали жить вместе, она столкнулась с феноменом эмоциональной нестабильности своего возлюбленного. Если игра в покер была удачной, он сиял и светился радостью, покупал ей охапки цветов без повода и вообще был душкой и обаяшкой, а вот если ставки складывались неудачно, он ненавидел всех и вся, срывался на ней и на детях, пребывал в мрачнейшем расположении духа и частенько просто напивался в стельку. В такие моменты они ругались, хлопали дверьми, кричали друг на друга, но так как уйти ей было некуда, кроме как на балкон, то она и шла на примирение первой. В последнее время в покере ему не везло все чаще и чаще, и он был мрачен и угрюм, и она задумывалась над тем, а правда ли он тот мужчина, с каким она хочет быть. Ответ «нет» за последние несколько дней приходил все стабильнее, но она старательно от него отмахивалась, так как было неясно, что с этим ответом делать.

До дня рождения оставалась неделя, так что стратегически Виктор повёл себя верно, предупредив заранее, ибо какие теперь к нему претензии? Никаких. Он предупредил. Она размышляла об этом, готовясь к рабочему дню – она была диспетчером в компании такси, тем самым милым голосом, который говорил клиентам, какая именно машина подъехала к подъезду, и ей весьма важно было быть в спокойном расположении духа, ибо никто не хочет слышать недовольный голос диспетчера такси. Своего недовольства хватает, спасибо большое.

- Наташ, привет, - она обернулась на голос. Максим, новый водитель, работавший у них несколько месяцев, приятный и вежливый, всегда здоровался с ней утром, если смены совпадали. Иногда они даже болтали о разном, как приятели, она ему рассказывала о своих отношениях с Виктором, а он ей – о своих. Иногда даже казалось, что у них одни и те же проблемы, ибо девушка Максима частенько прикладывалась к бутылке, и под влиянием алкогольных паров была мила и приветлива, а в моменты трезвости показывала свою реальную склочно-угрюмую натуру.

- Привет, - она улыбнулась почти против воли, что было заметно.

- Что-то случилось?  - участливо поинтересовался Максим.

- Да Виктор опять, судя по всему, много проиграл в свой покер… Представляешь, сказал, что у него денег мне на подарок нет!

- Мда, неприятно… - Максим и правда выглядел расстроенным.  – Ну хочешь, я тебе кофе из автомата принесу? Ещё время есть до начала смены?

- Нет, спасибо, лучше не надо кофе. А то потом в туалет бежать придётся!

Они рассмеялись, и ей стало полегче. Она отработала смену и вернулась домой.

- Мама, мы есть хотим! – дети встретили её на пороге. Наташины знакомые, жившие неподалёку, забирали детей из садика вместе со своими.

- А что, Виктора дома нет? – она немного удивилась, вроде бы, вечер уже.

- Он дома, он телевизор смотрит!

Она прошла в гостиную, где Виктор и правда смотрел телевизор, с неизменной баночкой пива в руках.

- Почему ты не покормил детей?  - её раздражение было совершенно очевидным.

- А с чего я вообще должен их кормить? Пусть сами учатся себя кормить! Я что им, нянька?

- Им пять лет! Тебе твоё пиво совсем мозги отшибло? Как они, по-твоему, должны сами себя покормить?

-Так ты приготовь, а они разогреют! Я тут причём? Я им не отец, я не подписывался их обслуживать!

Злые слова крутились на языке, но она понимала, что все это время двойняшки стояли в коридоре и слышали каждое слово, и усилием воли заставила себя замолчать. Надо готовить с запасом, и, наверное, научить детей пользоваться микроволновкой. Погладила пацанов по белокурым макушкам и пошла переодеваться в домашнее.

Наступила пятница. Пятничные вечерние посиделки с вином и болтливой подругой – неотъемлемая часть жизни женщины, так или иначе несчастной в своих отношениях. Она либо несчастна, что их нет, либо несчастна, что они есть, но далеки от той выдуманной картинки, которую она сама себе нарисовала, либо несчастна от того, что отношения соответствуют картинке, но картинка ей больше не нравится.

Вообще, если позволить себе немного обобщить, проблем у женщины две – или нет мужчины вообще или тот, который есть, её не устраивает. Нет, конечно, бывают исключения, бывает, что ещё и попа толстая или дети в Африке голодают, но и это меркнет перед главным – «у меня нет мужчины и поэтому я несчастна». Отношения кажутся волшебной таблеткой, средством от всех болезней. Вот появится у меня мужчина, и тогда я… Похудею, похорошею, найду новую работу, рожу ребёнка / второго ребёнка, брошу пить, брошу курить, начну заниматься спортом, стану счастливой, начну, наконец, жить! Ну и понятно, все остальные проблемы тоже решатся сразу и сами собой. Появятся деньги, купится новая квартира, сделается ремонт, а шины на автомобиле вообще будут меняться автоматически, с наступлением каждой календарной весны или осени.

Наташина версия Глобальной Женской Проблемы звучала, как вариант «но». Меня не устраивает тот мужчина, который сейчас рядом со мной, но! Другого-то нет, куда же я пойду, дети к нему привыкли, и вообще у нас с ним хороший секс. На последнем доводе болтливые подружки даже болтать переставали, подливали ещё вина и какое-то время завистливо посапывали, не имея ничего возразить. Что может быть важнее хорошего секса?

Диалоги выстраивались по схожему сценарию, который, вероятно, устраивал обе стороны, в нем участвующие, раз уж они его повторяли раз за разом.

Первый бокал вина в руках.

 - Понимаешь, вот я все для него делаю, готовлю, стираю, убираю, ничего не говорю по поводу его игр и пива, не возмущаюсь, ничего! А он меня вообще не ценит!

- Вообще не знаю, как ты так можешь! Любой бы счастлив был с такой женщиной! Он просто не видит своего счастья!

Второй бокал вина в руках.

 - Конечно, мне не нравится, что он играет и пьёт! Я столько всего для него делаю, не понимаю, почему он не помогает мне! Ни по дому, ни с детьми!

- Может, тебе поискать другого? Ты красивая, молодая, нравишься мужчинам!

Третий бокал.

- Он вообще не тот мужчина, который мне нужен! Мне нужен взрослый, заботливый, добрый! И чтобы помогал!

- Да я давно тебе говорила, что этот твой Виктор тебе не пара! Зачем ты вообще с ним живёшь?

Четвёртый бокал.

- Но у него такие плечи, такие руки! Он так меня обнимает, такие слова говорит! И вообще, я его люблю!

 -  Но он же тебя не ценит?

- И у нас такой секс хороший!

Молчание в ответ, кивок в знак согласия, пустая бутылка, занавес.

Если, по какой-то причине, болтливой подружки рядом не было, Наташа частенько уговаривала сама себя и заставляла саму себя с самой собой согласиться.  

- Вот если он не играет – вернее, не проигрывает, от чего у него настроение портится, - то он же очень хороший, правда? Улыбается, меня смешит, и с ним так хорошо! Нужно просто сделать так, чтобы он не проигрывал!

Как именно это нужно было сделать, она не знала, и оставалось только дожидаться приступов хорошего настроения.

Наступил понедельник. Рабочий день проходил, как обычно, и почти близился к концу, когда она решила немного передохнуть и выйти на улицу с сигареткой и чашечкой плохого растворимого кофе. В идеальной картинке себя самой она не курила и пила только хороший вкусный кофе, но на то картинка и идеальная, что она отдельно от человека, правда? Она о чем-то задумалась, смотря вдаль на ряды пыльных панельных домов, когда рядом с ней возник улыбающийся Максим, который что-то прятал за спиной.

- Девочки сказали, что ты тут, - он улыбался хитро и при этом простодушно, как ребёнок, который прячет за спиной конфету и хочет, чтобы ты угадал, в какой она руке, - у меня для тебя кое-что есть!

Не улыбнуться в ответ было невозможно, и она не смогла не улыбнуться.

- И что же такое у тебя есть? – голос сам собой стал игривым и ребячливым. Максим ей нравился, хотя она считала его немного простоватым, таким деревенским увальнем. Добрый, простодушный, честный... Как выражалась одна из её подруг, «no sex», что, по их общему мнению, ставило на парне крест ещё до начала каких-либо отношений. С руками и плечами у Максима все было в порядке, а привычки пожирать девушку глазами не было, и как тут поймёшь, хороший с ним секс или нет? Девушки ведь как рассуждают – раз умеет красиво ухаживать, значит, хорош, а он почему умеет хорошо ухаживать? Потому что много тренировался. А раз много тренировался, будет ли он верен той, за которой красиво ухаживает? Она, конечно, скажет, что да, ведь нет никого лучше неё, а парень вовсе не бабник. А что нам скажет статистика, мы умолчим.

В руке у Максима была ветка сирени.

- В городе так красиво, сирень цветёт… Я ехал, увидел, и подумал, что тебе, наверное, будет приятно. И она пахнет так здорово!

Его желание сделать ей приятное было чистым, как глоток свежего воздуха, от которого человека, привыкшего к пыльным прокуренным помещениям, может и затошнить. Маленькие цветочки на ветке были необычного цвета, чуть темнее обычного сиреневого, а аромат и правда был очень приятным. А как же бриллианты, дорогое кружевное нижнее белье, духи? Разве не они делают женщину счастливой? Хотя этого Наталья точно не знала, ей ничего подобного никогда и не дарили, она была, скорее, «своим парнем», с ней было легко пить пиво, а иногда можно было и денег занять на это самое пиво, если у самого нет. А если вместе пить пиво, то разве важно, кружевное на девушке белье или нет? И зачем ей это самое белье покупать, если ей и бокала пива достаточно на то, чтобы согласиться провести вместе приятные полчасика? Простая арифметика, как ни крути.

- Спасибо, - она взяла в руки веточку и вдохнула аромат, чувствуя себя польщённой и смущённой одновременно. А ей вообще дарили цветы без повода? Может, тот мальчик, в пятом классе, который на школьной прогулке сорвал пару ромашек и протянул ей со словами: «Это тебе», которого её же подружки и засмеяли потом? Почему засмеяли? Может, потому, что позавидовали тому, что мальчик выбрал простушку Наташку, а не ту, которую все девочки считали самой красивой, а может, им уже тогда сказали, что нельзя к мальчикам хорошо относиться, ибо тогда они к тебе на голову сядут, а надо их гнобить и высмеивать, тогда они будут тебя, девочку, любить и на руках носить. Мальчику эта простая истина была неизвестна, он просто пожал плечами, но цветов больше никому никогда не дарил, на всякий случай.

Так она и вернулась домой, с веточкой сирени в руках, так как подумала, что в офисе она до следующего утра завянет, а дома будет приятно пахнуть в спальне, а если Виктор спросит, откуда у неё сирень, скажет, что сорвала по дороге. Оказалось, что это была плохая идея.

- Я тебя приютил! Я тебе крышу над головой дал! Я детей твоих, крикливых шалопаев, терплю каждый день, когда они мне спокойно отдыхать после работы мешают, носятся, как носороги и топают! А ты с другими мужиками флиртуешь! Они тебе в открытую цветы дарят! А подарки ты, наверное, прячешь от меня! Вот иди и живи с тем, кто тебе дарит цветочки, пусть он твои «походы налево» терпит и детей твоих кормит!

Надо сказать, за все время совместного проживания Виктор на кормление детей, да и самой Натальи, не дал ни копейки, и оплату коммунальных услуг с самого начала они делили пополам, он наверное, и за проживание бы с неё деньги брал, но порешали на том, что она готовит и делает все дела по дому, ну и спят они в одной кровати, само собой.

Он просто упивался своим гневом и ревностью. Подбирал обидные эпитеты, демонстративно хлопал дверьми, намеренно повышал голос. Она пыталась возражать, а потом ей стало просто больно и обидно, и вместо слов, как оно обычно и бывает, пришли слезы, горькие бессильные слезы.

Был и ещё момент, о котором ей даже говорить было неудобно. Пару недель назад, когда Виктор очень много проигрывал, он занял у неё денег, чтобы отыграться, и клятвенно обещал вернуть как можно быстрее. Если честно, Наталья всегда считала, что мужчина у женщины денег занимать не должен никогда и ни при каких обстоятельствах, но Виктор умело манипулировал ею, используя своё обаяние и умение ласково обнимать за плечи, да так, что ей казалось, что они – одно целое… И разве можно такому мужчине не доверять?

Пришла было мысль обвинить во всем Максима с его непонятным желанием оказать ей знак внимания, но даже полностью растворившись в обиде, он понимала, что он тут совершенно не при чём, да и запах сирени был и правда дивно хорош.

Плач ни к чему не привёл, Виктор лёг спать в другой комнате, игнорируя её, и она с трудом заснула, разрываемая желаниями пойти мириться самой и заставить его извиниться первым. Судя по его спокойному сну, никакой вины он за собой не чувствовал и никаких грызущих изнутри эмоций не переживал. Утром он спокойно ожидал завтрака, не утруждая себя словами «доброе утро», «спасибо» или какой-либо помощью. Завтрак прошёл в молчании, так как сказать было нечего.

В течение следующей пары дней работы было так много, что она и не заметила, как эти дни прошли, дома все время нужно было что-то делать, дети требовали еды и внимания, а с Виктором они особо не разговаривали. Молча ели, молча смотрели телевизор и молча ложились спать.

И вот, наступил день улыбок и подарков, когда женщины рассчитывают на приятные сюрпризы, а мужчины – на правильную крепость алкогольных напитков, и Наталья тоже проснулась с ощущением предвкушения чего-то волшебного, а Виктор – с чувством голода и злостью после очередного проигрыша. Он сидел на кухне, хмурый и неприветливый, готовый взорваться в каждую секунду.

- Ты меня даже не поздравишь? – Наталья не выдержала тишины.

- С чем? Что-то произошло? – с издёвкой ответил её сожитель, - очередной поклонник что-то подарил?

- Вообще-то, у меня сегодня день рождения, - она ответила уже резко.

-А, да, точно… Ну, поздравляю. Стала ещё на год старше. Большое дело!

Ей захотелось его ударить, желательно чем-то тяжёлым, но времени до начала рабочего дня было не так много, и она промолчала.

Свои приятные сюрпризы она получила на работе. Поздравляли коллеги, начальство, клиенты – Наталья была хорошим работником, вежливым и ответственным, да и настроение на работе всегда держала в положении «хорошее», или, по крайней мере, создавала такую видимость. Ей подарили много цветов, конфет и шампанского, а Максим пришёл с охапкой белых воздушных шаров, от чего весь офис сразу получил праздничный вид.

Домой она вернулась с улыбкой на лице и подарками в руках. Виктор лежал на диване с баночкой пива и смотрел телевизор. Дети уже надели свои праздничные костюмчики и ждали похода в ресторан, который Наталья им обещала, да и она переоделась - принарядилась перед выходом. Виктор так демонстративно сопел и вздыхал, что ей стало его жаль, и она решила пойти на примирение первой.

- Пойдём с нами, ты же изначально сам предложил в этот ресторан пойти?

Он закатил глаза к потолку и вздохнул ещё громче.

- Нет, я себя плохо чувствую, и буду вам только мешать. Иди, веселись без меня. Флиртуй там со всеми, ты это любишь, нарядилась даже специально.  На меня тут всем плевать вообще, я никому не нужен. И к тому же, я не могу за всех платить, ресторан – удовольствие дорогое.

Манипуляция удалась на славу. Наталья почувствовала себя страшно виноватой и за то, что у неё был день рождения, и за то, что она надела красивое платье, и за то, что смогла скопить денег на этот поход в ресторан, и за то, что Виктору нехорошо – причём совершенно необязательно это было правдой.

Она ушла на кухню и села на стул возле стены. И что ей теперь делать? Все отменить? Сказать детям, что они не пойдут никуда, потому что они не могут оставить Виктора одного?

В дверь позвонили задорным звоночком. Соседка по этажу, улыбчивая Верочка, только она звонила таким образом. Наталья нехотя поплелась открывать.

- Ого, вот это красавица! – Верочка уже радостно обнимала соседку, не обращая внимание на кислую физиономию той, - у тебя же сегодня День Рождения! Выглядишь шикарно, просто отпад!

Верочка была единственной из всех женщин, кого Наталья знала, как лично, так и понаслышке, у которой не было Глобальной Женской проблемы. Мужчина у неё был, и он её совершенно устраивал. Они жили вместе уже много лет, посторонние люди видели в её мужчине солидного дяденьку с животиком и портфелем, именуя его не иначе, чем Георгий Аркадьевич, а она про него говорила «Мой Гоша», и звонко смеялась его шуткам, а он совершенно очевидно бросал на неё влюблённые взгляды. Самой Верочке было уже за сорок, а она все ещё выглядела, как подросток, носила джинсы и футболки со смешными картинками, была весьма рассеянной и частенько забегала к соседке за солью или мукой, которые совершенно забыла купить, поскольку Гоша уехал в командировку и не написал ей список покупок.

Но сегодня Верочка примчалась не по этому поводу.

- Это тебе, с Днём Рождения и спасибо тебе за то, что всегда выручаешь меня, - она протянула Наташе коробочку. Знакомый логотип – та самая бижутерия, которую Наташа так давно хотела купить! Вернее, хотела, чтобы купил и подарил ей Виктор, но он считал украшения бабской блажью, недостойной того, чтобы тратить на неё деньги.

Наташе захотелось расплакаться.

- Спасибо, я так давно об этом мечтала!

Теперь Верочка, наконец, заметила унылое настроение именинницы.

- А чего глазки такие грустные? Вроде бы праздник?

- Да Виктор мне заявил, что с нами в ресторан не пойдёт, и что я вообще его не ценю, и чтобы я шла одна и веселилась.

- Ну так иди и веселись, чего ждёшь? Мужчина разрешение дал. В чем проблема?

От удивления даже слезы высохли.

 - Как это, идти и веселиться?

- Ты правда не знаешь? – засмеялась соседка.

- А если он на самом деле себя плохо чувствует?

- Он выглядит больным?

- Да нет, лежит на диване, пиво пьёт, телевизор смотрит.

-Ты, когда плохо себя чувствуешь, лежишь на диване, пьёшь пиво и телевизор смотришь?

- Нет…. Не до телевизора, если реально плохо… Ну а если он хочет, чтобы я с ним осталась, рядом была?

- Он тебя попросил с ним остаться?

-Нет, сказал, чтобы я шла веселиться.

- Иди и веселись.

- Ну а может, он на самом деле хочет, чтобы я осталась, а из гордости говорит, чтобы я ушла?

- Слушай, мужчины существа прямолинейные, что думают, то и говорят! Это женские штучки – подумала одно, сказала другое, имела в виду третье! А если мы его считаем мужчиной, то и слушаем то, что он говорит, а не ищем скрытый смысл. Сказал – иди, так иди! Хотя, если ты хочешь провести вечер дня рождения вместе с ним, на диване и с пивом – тогда другой разговор.

- Нет, не хочу, - задумчиво сказала Наталья, - что ж я, зря наряжалась и ресторан заказывала?

- Тогда почему не идёшь?

- Ну мне как-то неудобно…

- А почему он вообще с тобой не хочет идти, только честно?

- Сказал, у него нет денег на ресторан.

 - А твой день рождения совершенно внезапно настал, он о нем не знал? Вы вроде не вчера вместе жить начали.

- Знал, он сказал, что у него денег на подарок и на ресторан нет...

- Значит, ему удобно заявить женщине, с которой он живёт, что он на неё не желает ни копейки потратить, а тебе неудобно пойти без него в ресторан?

Наташа насупилась.

-  И что мне делать?

- Я тебе сразу сказала, иди и веселись. А там, глядишь, и мужчина поприличнее появится.

- Тебе легко говорить, у тебя Гоша есть!

- Если бы я позволяла собой манипулировать так легко, то не было бы никакого Гоши.

Надо сказать, Верочка не находила Виктора ни привлекательным, ни достойным, но напрямую об этом не говорила. Скорее, выразительно молчала, хотя в целом имела привычку выражаться хлёстко и по существу, что Наталье очень в ней импонировало.

Наталья насупилась, но посыл поняла.

- Дети, одевайтесь!

В ресторане было чудесно. Отличная еда, приветливые официанты, негромкая музыка, приятная публика. Дети вели себя хорошо, не шалили и не кидались друг в друга едой, после пары бокалов шампанского Наталья расслабилась и позволила себе просто насладиться моментом, заметила нескольких улыбающихся ей мужчин и даже потанцевала с ними. В конце вечера один из галантных кавалеров предложил ей подвезти её и детей домой, но она отказалась. Одна пришла, одна уйдёт. Таксист тоже был улыбчив и любезен, и домой она вернулась в благодушном настроении, вполне довольная собой и тем, что кислая физиономия Виктора не испортила ей вечер.

Он лежал на диване почти в той же позе, в которой был, когда она уходила, только пустых баночек пива на ковре прибавилось. Она приняла душ и с удовольствием вытянулась на постели, в предвкушении приятного сна.

«Надо будет утром Верочку поблагодарить за правильный совет», - подумала Наталья, засыпая.

За завтраком Виктор молчал, но был мрачен, как туча, что трудно было не заметить. Наталья заметила, но ничего не сказала, хорошее настроение вчерашнего вечера ещё держалось в ней, как остаточный алкоголь.

- Хорошо провела время вчера? – не выдержал обиженный.

- Да, очень хорошо, - совершенно искренне ответила Наталья, улыбаясь Виктору поверх чашки кофе, - отличное место!

  - Со всеми мужиками пофлиртовала? – его голос был полон яда и злости.

- Нет, со всеми не успела, только с половиной, - она все также улыбалась поверх чашки, отвечая на вопрос.

Он явно пытался найти повод вылить свою злость, или нащупать её больное место, но не успел, она уже убрала со стола и ушла на работу.

Максим возник в курилке, когда она пошла на первый перерыв на кофе.

  • Как вечер прошёл? Наверное, кучу подарков тебе подарили!  - у него была очень открытая, почти детская, улыбка.
  • Неа, ничего не подарили, - помотала головой Наталья, - Виктор даже в ресторан идти со мной отказался.

- Ого!  - Максим выглядел расстроенным, - я думал, ты хорошо отдохнула!

- Да, хорошо, ты знаешь… Хоть и без него.

Максим помолчал.

- Погоди секундочку, - сказал он, вставая, - сейчас вернусь.

Он вернулся с бумажным пакетом в руках, таким, в каких в модных булочных продают модные булочки.

- Угощайся, - протянул он ей пакет, - мне кажется, тебе понравится.

- Ватрушки! -Наташа заглянула в пакет, - я их так люблю!

Они сидели рядом, с аппетитом уплетая ватрушки, как дети у бабушки на даче, над которыми ещё не висят слова-приговоры вроде «надо» или «ты должен».

Ватрушки помогли сохранить ровное расположение духа до вечера, но их волшебное действие прекратилось, когда она переступила порог квартиры. Виктор лежал на диване, щелкая пультом от телевизора, а как только она вошла в квартиру, вскочил на ноги. На нём были модные джинсы и белая рубашка, он был чисто выбрит, волосы красиво уложены…Надо сказать, выглядел он отлично!

- Ты вернулась? Отлично, я тогда пошёл развлекаться.

Наверное, непонимающий взгляд Наташи был очень явно непонимающим.

- Ну вчера ты ходила развлекаться и флиртовать, сегодня я пойду. Вернусь поздно, пока!

Ещё дверь не закрылась за ним, а Наталью уже охватила паника. Он такой молодой и красивый! Да на него девушки на улице заглядываются, он внимание сразу привлекает! Он себе легко найдёт другую, моложе, без детей и более привлекательную, а что тогда будет делать она, Наталья? Ей придётся жить на улице! А что будет с детьми? Картинки приходили одна пугающее другой: вот она уже в подземном переходе, сидит на холодном полу в коробке из-под телевизора, и дети сидят рядом, чумазые и в обносках, и просят милостыню у равнодушных прохожих. Им будет негде жить, нечего есть, и они умрут от голода и холода. Боже, какой кошмар!

На глаза навернулись слезы. Ей было невыносимо жаль себя.

Она бы сидела так и дольше, и жалела бы себя, пока «жалелка» не устанет, но пришли дети и сказали, что они хотят есть. Пришлось попросить «жалелку» подождать и пойти готовить ужин. К моменту, когда все были накормлены, сил оставалось только на душ и дойти до кровати, но на всякий случай она решила спать в детской, чтобы кошмары не снились.

Виктор вернулся домой очень поздно, и, наверное, не очень трезвым, так как утром Наталья нашла его спящим на кровати прямо в одежде. К завтраку он не вышел, что, может, было и хорошо, так как особой приятностью с похмелья Виктор не отличался.

На работе Наташин внимательный собеседник сразу заметил, что она погружена в невесёлые думы.

- Что-то случилось? – участливо поинтересовался Максим, когда они встретились в курилке.

Её слова сорвались с языка раньше, чем мозг одобрил их произнесение.

- Я боюсь, что Виктор меня выгонит из дома, а мне пойти некуда!

- А почему он тебя выгонит? – Максим, казалось, искренне удивился такой постановке вопроса.

- Ну, найдёт себе моложе и лучше меня...

- А бывает, разве, лучше тебя?   - он улыбался.

- Ну, моложе, - она тоже улыбнулась, хоть и смущённо.

- А «моложе» означает «лучше»?

 - Может, и не означает… Но что мне тогда делать? У меня же дети!

Максим ничего не ответил, но было ощущение, что он воспринял её слова всерьёз.

Рабочий день шёл своим чередом. Наталья принимала телефонные звонки, отдавала заказы, разговаривала с водителями. Поступил очередной звонок, и голос женщины на том конце провода показался Наташе знакомым.

- Говорите адрес, куда подъехать, - она машинально заносила данные в компьютер, почти не думая.

Адрес был таким знакомым… Это же соседняя квартира!

- Верочка, ты?

- Я, Наташ, всё думаю, когда ты меня узнаешь? – Верочка смеялась, - я специально в это такси звоню, в котором ты работаешь.

- А я и вся в себе, - теперь и Наташа улыбнулась, - куда ты хочешь поехать?

- Надо в аэропорт, Гошу встречать, он сказал, чтобы я такси заказала, и мы с ним на обратной дороге поедем поужинать в наш любимый ресторанчик.

- О, здорово! Сейчас, я посмотрю, если Максим свободен, его отправлю к тебе.

Вечером Виктор был в довольно приятном расположении духа.

- Хорошо поиграл сегодня, выиграл! Завтра смогу ставки удвоить! – сказал он Наташе за ужином.

«А как насчёт мне долг отдать?» - подумалось ей, но она оставила вопрос при себе. Не выгоняет из дома, и слава Богу. Да и ночной сеанс секс-терапии, благодаря его хорошему настроению, был чудо как хорош.

Неделя закончилась, наступила суббота. Наталья встала рано, так как завтрак никто не отменял, и к тому времени, когда Виктор, лениво потягиваясь, пришёл, наконец, на кухню, она уже металась между кухней и ванной, между стиркой и готовкой. Его это не интересовало, он просто брал чистое белье из шкафа, не особо думая, как оно там появляется, и оставлял грязные кружки и тарелки на столе, молча поднимаясь из-за стола после еды.

- Дома скукотища, заняться вообще нечем, - сказал он ей после завтрака, - я пойду к ребятам, в игрушки поиграем по сети. Вечером вернусь.

Она оглядела квартиру. Интересно, сколько человеко-часов тратится на то, чтобы отмыть грязь, накопившуюся с последней уборки, постирать и погладить бельё для всех, наварить борща на неделю? Хотя с человеками все понятно, человек тут на всё это один, сама Наталья, а вот часов? Можно и весь день с этим провозиться, а толком и не заметно, ведь стены остались того же цвета, а холодильник - прежнего размера.

Позвонили знакомые и предложили забрать её детей в кино, вместе со своими, а заодно и покормить в пиццерии, что облегчало задачу на день. Все разъехались, и какое-то время она сосредоточенно оттирала ванную, мыла полы, чистила плиту, крошила овощи. Бульон для борща сварился, она закинула туда овощную зажарку, и открыла холодильник, в поисках чего-нибудь холодненького попить. Дети выпили всю кока-колу, и остался только кефир, срок годности которого истекал сегодня. Пить его она не решилась, но и выбросить было жалко. Оладушки испечь? Да!

Она начала делать тесто, когда поняла, что дети и сахар весь съели. Сахарница была пуста, и запасов на полках не осталось. Идти в магазин не хотелось, и она сделала тоже самое, что делала в этих случаях Верочка – позвонила в соседнюю дверь.

Наталья не была уверена, что соседка вообще дома, но дверь распахнулась почти сразу.

- О, какие люди! - Верочка выглядела очень мило в майке, шортах и фартуке, - а я думаю, кто это в такой час!

- Привет, - смущённо начала Наталья, - я, может, невовремя, но у меня сахар кончился, а мне на оладушки надо бы...

- Слушай, ну хоть я не одна такая, - Верочка улыбалась широко и от души, - заходи, поможем твоему горю.

Они прошли в небольшую, но очень уютную кухню. На большом столе стояла куча вазочек с конфетками и печеньем, стулья были мягкими и вкусно пахло корицей и ванилью.

- Ты что-то печёшь? – спросила Наталья, которой захотелось, как ребёнку, забраться с ногами на стул и стащить из вазочки конфетку.

- Это свечи ароматические, - ответила Верочка, помешивая что-то в кастрюльке, - а я соус делаю к лазанье, бешамель.

Теперь и Наташа унюхала второй запах, похожий на запах орехов.

- Чайку?  - Верочка уже доставала чашки и блюдца, - конфеты на столе, если хочешь, угощайся.

Наташа хотела было сказать, что дома много дел, но не сказала. На этой кухне было лучше, чем дома, приятнее, что ли…

- А где Гоша?  - поинтересовалась она, разворачивая конфетку.

- У него какая-то важная встреча, он ещё утром уехал, а я вот решила покулинарничать, пользуясь тишиной, - Верочка выглядела умиротворённой, даже больше, чем обычно.  – А, хотела сказать тебе, тот парень, который меня в аэропорт вёз, Максим, очень милый! Мы с ним так приятно проболтали всю дорогу, такая редкость нынче найти хорошего собеседника…

- Да, хороший парень, недавно работает у нас, - Наташа кивнула, - ну он такой, немного простоватый, на мой взгляд.

Верочка взглянула на собеседницу внимательно, но ничего не сказала.

- Он мне рассказал, что недавно с девушкой своей расстался, - продолжила она негромко, помешивая соус, - а они, вроде, даже вмеcте жили уже…

- О, да?  - Наташа оживилась, - а я не знала! А почему расстался?

- Сказал, что влюбился в другую, и считает, что надо быть честным с окружающими, вот и сказал правду.

- Ну надо же, честность, - Наталья разворачивала очередную конфетку, - такая редкость в наше время. Меня иногда так и подмывает Виктору высказать то, что я честно думаю про него, но не могу... Боюсь крышу над головой потерять.

- Для кого-то их личная целостность важнее, - Верочка колдовала над кастрюлькой, как ведьмочка из мультфильма, а запах становился все приятнее.

 - Некоторые просто положительные герои, я думаю, - ещё один фантик на столе.

- Положительные герои?  - фыркнула Верочка, разливая дымящийся чай по чашкам, - ты детских мультиков пересмотрела, что ли? Вот там сразу видно, кто плохой, кто хороший.

- Ну а что, ты хочешь сказать, в реальной жизни не бывает положительных героев?

- Чтобы 100% положительные? Конечно, нет. На то она и реальная жизнь, а не мультфильм для дошколят.

- Ты хочешь сказать, твой Гоша, например, не положительный герой? – Наталья парировала слегка запальчиво.

- Гоша?  - Верочка отставила кастрюльку в сторону и взяла в руки чашку, - давай посмотрим. Вот тебе ситуация, к примеру. Гоша у нас адвокат, так?

- Так, - Наталья кивнула, - причём, насколько я знаю, очень хороший.

- Оу, комплиманы, - Верочка засмеялась, - хорошо, пусть так. Вот Гоше дают дело в работу – молодой парень, лет 25, не больше, работал на заводе, и украл какую-то очень дорогую деталь, причём украл виртуозно, как в кино показывают, следователи руками разводят, пытаясь понять, как именно он это сделал.

- А как его поймали? – у Натальи глаза заблестели от интереса.

- Охранник сдал. Он был в доле, и они, видать, не поделили что-то уже после кражи, и он на допросе намекнул, на кого внимание обратить. А парень себе и алиби фиктивное обеспечил и вообще все красиво сделал, если, конечно, так можно сказать про кражу. Дело дали Гоше, Гоша нашёл полный состав преступления, доказал, что алиби фиктивное, и парню дали срок, ибо собственники бизнеса очень возмутились наглостью простого работника и жаждали мести. Гоша - молодец?

- Конечно, раскрыл преступление, конечно, молодец!

- Слушай дальше. Когда парня уже посадили, Гоша ходил к нему в тюрьму с одним вопросом – «Почему ты это сделал, ведь ты знал, что могут поймать?». Оказалось, что парень – единственный сын и кормилец у матери, довольно молодой женщины, которая его вырастила одна, и у которой обнаружилась тяжёлая форма рака, и спасти её можно только дорогостоящей операцией. Таких денег у них никогда не было, и он придумал план, как украсть деталь, продать, и заплатить за операцию, причём гарантия выздоровления матери была процентов 90. А теперь его посадили, и она осталась мало то, что с тяжёлой и неизлечимой болезнью, так ещё и без средств к существованию. Почему? Потому, что Гоша – отличный адвокат. Но скажи мне, с точки зрения парня, пытавшегося спасти свою мать, Гоша – положительный герой?

- Нет, - Наталья даже конфетки перестала есть, - получается, не положительный… Слушай, я вот что ещё хотела спросить, но думала, это личное очень, и не решалась… Почему вы с Гошей не женаты, вы же уже давно вместе живете?

- О, вот тоже вопрос в сторону «положительных героев», - Верочка наливала себе вторую чашку чая, - ты знаешь, что Гоша - вдовец? Он был женат в молодости, и его жена умерла, причём молодой?

- Нет, не знала... А от чего она умерла?

- Рак, обнаружили на последней стадии, спасти было невозможно, что называется «скоропостижно скончалась». И когда она умирала, её мать заставила Гошу пообещать, что он больше никогда не женится. Причём именно у постели умирающей.

- И он пообещал? – Наташа сделала круглые глаза.

- Не то, чтобы у него был выбор, на самом деле… Мать изначально была против их брака, считала его малолетним шалопаем, неподходящим для её девочки. Это он уже после свадьбы стал преуспевающим адвокатом.

- Суровое обещание… А матери-то это зачем? Она разве не понимает, что он молодой мужчина, зачем ему одному жить? И так не повезло остаться вдовцом...

- А она считает, что брак возможен в жизни только один раз. Поженились - живите, никаких разводов и прочего. Только смерть является уважительной причиной. Но если один из супругов умер, это не отменяет правила «брак в жизни только один».

- А ты откуда знаешь? Это Гоша тебе рассказал? А вдруг он врёт, чтобы на тебе не жениться?

Верочка рассмеялась звонко, как девчонка.

- Ты – прелесть! Я эту историю знала ещё за несколько лет до знакомства с Гошей, я с его бывшей женой, как оказалось, в одной школе училась, только я младше на несколько лет. Мы жили в маленьком городке, там все всех знали… Да и ездили мы с Гошей к ней, к его бывшей свекрови, когда поняли, что хотим вместе жить, просили благословения, думали, вдруг, она разрешит ему это обещание взять обратно…

- И что она?

- А что она, вытолкала нас обоих взашей, и кричала на всю улицу, какая я нехорошая, что с чужим мужчиной жить хочу, и он какой нехороший, что память умершей предал и чуть ли не на её могиле непонятно с кем сексом занимается.

- Жесть, - только и смогла ответить Наталья.

- А ты мне тут про положительных героев рассказываешь… Это просто жизнь, настоящая...

- Но Гоша и правда очень хороший, да и по тебе видно, что ты с ним счастлива!

- Гоша - самый лучший для меня, я ни с кем другим и жить бы не стала, но для его бывшей свекрови он очень далёк от положительного героя... Или вот взять этого парня, Максима. Для той девушки, ради которой он с нынешней подругой расстался, если, конечно, эта девушка с ним быть захочет, он вроде бы положительный герой, так? А для той, с которой он расстался, не очень...

-Ты ведёшь к тому, что положительных героев вообще, что ли, не бывает?

- Я веду к тому, что все зависит от того, как посмотреть... А вот ты знаешь, что Максим – сын очень, очень богатого отца, который Максиму оплатил отличное образование заграницей,  чтобы тот его дело продолжил и его компанию возглавил, а Максим отучился, и отцу сказал, что работать на него не будет, а будет сам в жизни пробиваться, и будет работать на простых работах, чтобы его мажором не считали, который в жизни все имеет за счёт родителя?

- Ты точно про этого самого Максима говоришь, который у нас таксистом работает?  - у Наташи даже морщины на лбу выступили, от умственного напряжения.

 - Ага, - Верочка кивнула, и тоже взяла из вазочки конфетку, - про него. У него какой-то там крутой бизнес-диплом, с которым сразу в топ-менеджеры берут, и он на трех языках говорит свободно.

- А в такси он зачем пошёл?

- Попробовал на работу устроиться без предъявления диплома. Варианты были либо таксистом, либо грузчиком.

- Ну хорошо, если его отец такой богатый и известный, то почему Максима по фамилии не вычислили? Или он по поддельному паспорту работу искал?

- Лихо закручен сюжет, да? – Верочка посмеивалась и заваривала свежий чай. – У них с отцом разные фамилии, потому что Максима в роддоме, по настоянию матери, записали на её фамилию.

- И ты знаешь, почему? – вазочка почти опустела благодаря Наташе.

- Да, - кивнула Верочка, - знаю. Его отец женился на матери с одним условием – что та родит ему сына, наследника. Она согласилась, думая, что если будет несколько детей, то один из них точно будет сын. Она забеременела, и, когда делали УЗИ, доктор сказал, что будет девочка.

- Доктор ошибся?  - Наталья слушала, открыв рот.

- Да, как потом оказалось, ошибся, но отец Максима тут же жену бросил. Он имел в виду, что ребёнок должен был быть у них один, и сразу сын, без вариантов. Мать ребёнка оставила, родила, и в роддоме записала на свою фамилию. О том, что родился мальчик, отец узнал случайно, через несколько лет, и всячески пытался извиниться и загладить свою вину, хотел Максима усыновить, но мать была непреклонна, нет и все. Когда Максим подрос, мать не могла запрещать им общаться, и Максим сам согласился, чтобы отец оплачивал его учёбу в престижной школе, в старших классах, а потом – в университете, а на момент получения диплома взял и передумал возглавлять компанию отца.

- Это тебе все Максим сам рассказал? – Наташа почти не верила своим ушам.

- Нет, он просто упомянул название фирмы отца, “System Air”, а я уточнила фамилию. Отец его тоже из одного городка со мной, только старше, так что и эту историю я знала раньше. Про сына, который решил стать таксистом, несмотря на диплом и прочее.

- То есть, тебе достаточно кусочка информации, чтобы картинку всю увидеть?

- Я же бывший следователь, - Верочка опять улыбалась.

- То есть, Максим, получается, за мать отомстил, - задумчиво сказала Наташа.

- В какой-то степени, да… Но вот как ты думаешь, для отца Максим – положительный герой?

- Получается, нет…

- А для себя?

Наташа задумалась.

- А вот я и не знаю, если честно. Я бы работала на отца, раз он мне образование оплатил, даже если бы мне не очень хотелось…

- А вот Максим считает, что должен всего добиться сам... Ну, или хотя бы попробовать... 

Ещё пара чашек чая, потом и лазанья подоспела, потом вернулся Гоша, и они выпили по рюмочке вкусного ликёра, и домой Наташа вернулась уже поздно вечером, когда знакомые вернулись из кино и привели детей. Благодаря Верочке, она не забыла взять сахар, и жарила оладушки в глубокой задумчивости.

Виктор вернулся поздно, злой и нетрезвый. Ему в игре удача не улыбнулась, и он прилично проигрался, да ещё и остался должен денег своим знакомым. Сорвался сначала на Наталье, потому что она сидит дома и ничего не делает, а потом на ни в чем не повинных оладушках, заявив, что это едят дети на полдник в детском саду, а лично он желает стейк с кровью, причём немедленно.

Хорошо, что в морозилке нашёлся кусок мяса, который можно было разморозить и выдать за слабое подобие стейка, и Наталья, стоя у плиты второй час подряд, подумала, можно ли считать Виктора, хоть в какой-то ситуации, положительным героем? Обычно спасавшая ситуацию мысль про хороший секс сейчас, как ни странно, не сработала. Виктор поел, но это не очень исправило ситуацию, так как он был зол, а это чаще всего заканчивалось руганью и криками. Она пыталась избежать скандалов любыми путями, но ему все же удалось довести её до слез, и заснула она со всхлипываниями и полная жалости к себе.

Когда началась рабочая неделя, Наталья удивилась, что Максим не появлялся в курилке несколько дней подряд. Девочки-диспетчеры даже спрашивали её, не знает ли она, куда он делся, а она и правда не знала. Как-то вечером девочки позвали нашу героиню на перекур почти перед концом рабочего дня, и заболтались так, что не заметили, как открылась дверь и кто-то вошёл. Высокий молодой человек с модной стрижкой, в хорошем костюме, с портфелем...

- Максим? – ахнула одна из девочек, - вот это да! На улице бы встретила – ни за что не узнала!

Это был он, тот самый скромный парень, но теперь даже циничная Наташина подруга не сказала бы, что этот высокий красавчик был “no sex”. Может, дело в портфеле?

- Привет, - он поздоровался со всеми, но смотрел только на Наташу,  - мне нужно поговорить с тобой.

Она кивнула, под впечатлением от перемены, произошедшей с ним.

- Извини, что я так внезапно исчез, мне нужно было оформляться на новую работу, и это заняло чуть дольше времени, и нужно было срочно решать кое-какие вопросы в компании…

Она молчала, и ему пришлось продолжить в режиме монолога, да и девочки вежливо ретировались.

- Помнишь, ты мне сказала, что боишься, что Виктор тебя на улицу выгонит, а тебе идти некуда?

Она кивнула.

- Я подумал, что хочу помочь тебе, но с заработком таксиста и съёмной однушкой помощник из меня получается не очень хороший, если честно… Мне давно предлагали работу в крупной компании, но я отказывался, по личным причинам, а теперь решил согласиться, потому что я только так могу быть тебе полезным, а то, знаешь, похлопывание по плечу ничего не меняет, если человеку жить негде. Должность у меня руководящая, хорошая зарплата, служебная квартира, автомобиль… Квартира трёхкомнатная, я надеюсь, детям хватит места.

Наташа молчала, пока не до конца понимая, о чем он.

- Я предлагаю тебе переехать ко мне, с детьми. Если ты хочешь бросить работу, то тоже без проблем, денег, я думаю, на всех хватит...

- Ты предлагаешь мне жить с тобой?

- Я, наверное, столько раз прокручивал этот разговор у себя в голове, что мог и пропустить что-то, - Максим рассмеялся, - я расстался с девушкой, с которой встречался, и я хотел это сделать сразу после того, как встретил тебя, потому что я влюбился в тебя с первого взгляда, но думал, что ты счастлива в своих отношениях, и не хотел вмешиваться. Но, я считаю, это неправильно – жить с кем-то, кого ты не любишь, это нечестно и по отношению к этому человеку, и к себе самому… Поэтому и расстался, и хочу быть с тобой. Я часто анализировал то, что ты мне рассказывала про человека, с которым ты живёшь, и прости за честность, но мне совершенно очевидно, что этот человек не ценит тебя, хотя, наверное, ты и сама об этом знаешь. Я хочу, чтобы ты была счастлива, и со своей стороны готов сделать все, что для этого нужно. Я хочу заботиться о тебе, о твоих детях, и предлагаю тебе переехать ко мне. Если тебе нужно время подумать, я все понимаю, я не тороплю тебя. Я буду ждать, сколько нужно.

Она так и стояла, молча, ничего не говоря, не понимая, как один человек, ради удовольствия которого она так старалась, мог так плохо с ней обращаться, а другой, с которым она просто болтала иногда, может быть готов на все ради неё.

- Вот моя визитка, - Максим протянул ей кусочек плотного картона, - здесь все возможные средства связи, звони или пиши в любое время. Если нужно будет, я за тобой приеду, заберу тебя и детей.

Она посмотрела на визитку. «Компания System Air, Генеральный директор». Посмотрела на Максима. Теперь она совершенно точно видела обожание в его глазах. Костюм, портфель, должность, богатый отец, служебная квартира... Может, ей это снится?

- Да, и, конечно, я бы хотел, чтобы ты стала моей женой, и я усыновлю детей, это само собой разумеется. Но, повторяю, я не тороплю тебя.

Точно снится.

На прощание Максим взял её ладонь в свою, ласково поцеловал пальчики и уехал. Наталья вернулась домой в ещё большей задумчивости, чем после разговора с Верочкой, и только непонятный шум, доносящийся из-за двери, вывел её из внутренней тишины.

В квартире был полный бардак. На полу валялись вещи и стулья, дети кричали, Виктор кричал, и почему-то очень сильно пахло пивом.

- Что случилось? – она прошла на кухню, и сразу стала эпицентром внимания.

- Твои дурацкие дети совсем ошалели! Я их выпорю, обоих! - кричал Виктор, размахивая мокрой тряпкой, - совершенно отбились от рук!

Наталья увидела огромную лужу на полу в кухне, и разбитые бутылки, и осколки стекла. Потом посмотрела на детей, виновато жмущихся к стене и мячик в углу.

Виктор, возвращаясь с работы, купил себе пива не в банках, как обычно, а в бутылках, потому что так было дешевле, и поставил бутылки на стол в кухне. А дети, по его мнению, совершенно нарочно, как раз играли в квартире в футбол. Удар был мастерский, но чуть-чуть не в ту сторону. Слава богу, окно осталось целым, но все пять бутылок пива, купленного по выгодной цене, не пережили встречи с бескомпромиссным кафелем. Виктор пытался спасти хотя бы что-то, но не смог, и когда огромное банное полотенце совершенно пропиталось пивом, он решил им же отхлестать детей, которые были быстрее и шустрее и ловко прятались за стульями.

Нужно было что-то делать. Дети были отправлены к знакомым, пересидеть бурю, осколки стекла собраны, лужи вытерты, и она чуть ли не бегом сходила в магазин и купила Виктору самого лучшего пива, что не мешало ему продолжать орать и возмущаться.

- И дети твои бестолковые, и сама ты такая же! Они что, не могут спокойно тихо сидеть в своей комнате и мне не мешать? Я работаю, мне нужен отдых, а они превратили мою жизнь в кошмар! Это ты им этот дурацкий мяч купила, ты что, не можешь объяснить, что им нужно играть на улице? Раз умудрилась родить, так ещё и умудрись воспитать! Села мне на шею со своими хулиганами!

Он продолжал, и продолжал, а она молча впитывала, как полотенце молча впитывает пролитое пиво.

 - Найди им детский сад, чтобы они там были до вечера, а потом пусть сидят в своей комнате тихо, как мыши! Пусть радуются, что у них есть, где жить! Иначе вышвырну на улицу!

Запрещённый приём. У Натальи затряслись руки, как и всегда, когда Виктор угрожал выгнать её на улицу. Он же, судя по всему, выпустил пар и ему стало полегче.

- Я пойду поиграю, а ты наведи тут порядок! Такой срач в квартире из-за тебя! И что на ужин?

Ужин? Она почти плакала, а его волновал ужин?

Когда ужин был готов, он забрал тарелку и поел, не отрываясь от компьютера. Детям было строго-настрого запрещено разговаривать громче, чем шёпотом, да и она сама, приняв душ и переодевшись в пижаму, пошла в детскую, и сидела на детской кровати, обняв детей и находя в них успокоение.

Когда они уснули, она вернулась в спальню. На туалетном столике стояла её сумка, а ней, в кошельке, лежал тот маленький кусочек картона с цифрами.

«Звони в любое время, я приеду и заберу тебя и детей».

Завтра. Она позвонит завтра, утром, с работы. Пока Виктора не будет дома, соберёт вещи и уедет, и заберёт детей. Да, решено.

Она почти заснула, когда в спальню пришёл Виктор.

- Ты спишь? – для верности толкнув её в бок, спросил он. – Послушай, я, наверное, немного увлёкся, не надо было так кричать, а то ещё соседи пожалуются…

Он оказался под одеялом, обнимая её. Его объятия, тёплые руки и широкие плечи давали ей такую сильную иллюзию защищённости, что она забыла про все свои страхи. Кроме того, он же извинился за проявление своего гнева? Ну, или похоже на то...

Тело отреагировало быстрее разума. Через полчаса, засыпая на его плече, она подумала, что им ведь хорошо вместе? Ну да, он бывает несдержанным, но, когда он хороший, он же очень хороший? Да и секс у них отличный, а что может быть важнее?

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: