«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ
Главная \ Поэзия \ Алла Даниленко (Беларусь)

Алла Даниленко (Беларусь)

Даниленко Алла

Поэт, прозаик-эссеист. С юности любила и хорошо знала творчество поэтов-классиков. Первые стихи написаны в 5 классе. Печаталась в периодических изданиях, в коллективных сборниках и альманахах Беларуси, России, Украины, Греции и других стран. Характерна разножанровая поэзия, с глубоким философским осмыслением, эссе и короткая проза, аудио и видеопоэзия.

Основные издания: «Невский альманах», «Поэзия Стихии», «Автограф», «9 Муз», «Жырандоля», «Свой вариант», «Метаморфозы», «Новая Немига литературная», интернет-ресурсы и др. Лауреат Международного конкурса «Русская поэзия в мире» (2018), дипломант конкурса поэтического перевода МГО СПР (2019) и др. Всего около 1000 произведений поэтического характера и короткой художественной прозы.

Стихи также были озвучены режиссером и телеведущим (канал «Ностальгия»), Владимиром Глазуновым.

 

                      

 

ЛИПОВЫЙ ФЛЕР

 

Вот и оно – васильковое лето!
В небе июньском раскатистый всхлип!
Нынче на грусть мной наложено вето –
В воздухе мед опьяняющих лип!


Эта чарующе-нежная слабость…
В солнечном золоте пух тополей…
Липы цветут – упоительна сладость…
Тонкою ноткой сквозь зелень аллей…

Томный дурман, безмятежная нега…
Легкий, манящий, изысканный флер…
И василек незабудковый неба,
Светится в прорези липовых штор. 

 

ОСАННА!

 

Серый, мертвый ноябрь –
Надоедлив и скучен,
Как заржавленный якорь
В лоне водных излучин.
Так усердно на дно
Тянет легкую лодку…
Ворон с ним за одно –
Рвет воронюю глотку.
Непроглядный туман.
Оловянная серость.
Бьет дождей барабан –
Листьев палую прелость...
Мокнет тлелый листок,
Навевающий сонность.
Кофе терпкий глоток,
Растворит монотонность.
Сквозь свинцовую мглу,
Цвета торфа и смоли,
Я иглою пройду,
Не почувствовав боли.
Посмотри на меня
И воскликни: «Осанна!»
И вся пепельность дня –
В легкий тон блен-де-блана!
Этот дымный ноябрь,
В ночь уйдет сиротливо,
Лишь свечной канделябр
Воск уронит плаксиво.  

 

 

НЕЗАБУДКА

 

                Уйти нельзя остаться
                (философия бесконечного ухода или вечного возвращения)

Уходи,
уходи,
уходи.
Не оглядывайся,
не надо.
Уходи
в проливные дожди,
В неземную красу
звездопада.
Уходи по пунктирам дорог,
По беспечно дрейфующим льдинам,
Так,
чтоб даже вернуться не смог,
Уходи по слезам,
по сединам,
По изношенным венам
сердец,
Что стучать от тревоги устали.
Уходи!
Уходи, наконец,
Нервы
тоже, поверь,
не из стали.
Уходи
виражами пути,
Уходи
по волнам кораблями.
Пожалей,
отпусти и прости,
Не цепляйся за дно
якорями.
Ледниками,
вершинами гор,
Свежим ветром
по жерлу вулкана,
Незаметно,
украдкой,
как вор,
Ожидаемо
или нежданно.
Уходи,
покидая уют,
Оставляя глубокие раны,
Видишь,
Ангелы тихо поют –
Эти звуки
печальны и странны…
Уходи,
попрощавшись навек,
Или,
знаешь,
вот так,
не прощаясь,
Не моргая ресницами век,
Не молясь за меня
и не каясь.
Уходи в города,
в пустоту,
За пределы планет и галактик.
Уходи от любви
в суету,
В лабиринты
магических практик,
По остылым тоннелям метро,
По цветущим весенним аллеям,
Уезжай
на любимом авто,
Не на миг
обо мне,
не жалея.
Уходи, уходи, уходи,
Глубину моих глаз
забывая.
Ты же знаешь,
что там,
впереди,
Лучше нет,
я одна лишь такая.
Уходи.
Впрочем, знаешь,
постой,
Как я счастлива,
просто безмерно.
Прислонись на прощанье щекой,
Помолчи в унисон
сокровенно…
Я с тобой
долетала до звезд,
Открывала
другие планеты,
Выплетала
из счастья
и слез,
Нам,
венками,
стихи и сонеты.
Набрала жемчугов из глубин,
И коснулась
божественных высей.
А теперь,
до глубоких седин,
До конца,
ты со мной
в моих мыслях.
Уходи, уходи, уходи,
Все мы скоро уйдем –
неизбежность.
За окном –
проливные дожди,
А во мне
разливается
нежность…

 

 

СКРИПАЧ

 

Играл скрипач, смычком касаясь струн,
Остановив безудержное время,
Припомнив грезы лет, когда был юн,
Когда шальные ветры били в темя…

О трепетности, вере и любви –
Отдавшись лире до самозабвенья.
О том, как невозможны соловьи
Под сенью весен, до изнеможенья…

О смысле жизни чередою вех
И счастье встреч, и горечи прощаний,
О том, как исцеляет детский смех
И нежное предвкусие признаний.

Играл скрипач, струну ласкал смычок,
До звука в крик. Над ней желая власти.
Простой старик, – а всем казалось – Бог...
Дрожала скрипка в вожделенной страсти.

 

 

ХОЧУ В ПАРИЖ

 

Я так давно хочу в Париж, где ночь стекает в воды Сены,
Где звезды на изгибах крыш скользят, как по подмосткам сцены,

Легко вычерчивая «па», рисуя свой «Парижский танец».
Я вместе с ними до утра, в тебя влюбленный чужестранец.

Огни, огни, огни вокруг и голова от счастья кругом.
Пусть мне любимой станет вдруг, та, что не стала просто другом.

И я стремлюсь, скорей, туда – к загадкам Лувра и Луары. 
Мой бог, какая красота! И всюду пары, пары, пары…          

И мне любви не избежать. И не сбежать. Ты – город-встреча.
И пусть в Париже дождь опять мечтой мне падает на плечи.

Мы звезды раскачаем в такт, ты пой для нас, Ночь-парижанка!
Сольемся в страстном танго так, что даже небу станет жарко!

Уйдет смущенная Луна, свой круглый лик стыдливо пряча.
Я болен ею, мной – она! Париж – мечта! Париж – удача!

Я так давно хочу в Париж, где ночь стекает в воды Сены,
Где звезды на изгибах крыш скользят, как по подмосткам сцены.

 

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: