Конкурсы
«Arka-Fest» Барселона
«Arka-Fest» Барселона
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Открытый конкурс научно-фантастических рассказов на тему «Космос и человек: изучение, освоение, выжи
Главная \ Архив \ Алексей Цветков (США)

Алексей Цветков (США)

49212620_10156049985849646_938285036589809664_n

Алексей Цветков (2 февраля 1947 года, Станислав (УССР) — русский поэт, прозаик, эссеист, критик и переводчик, с 1975 года живущий в США. Лауреат премии Андрея Белого (2007) и Русской премии (2011). Вырос в Запорожье. Учился на химическом факультете Одесского университета, затем в различное время обучался на историческом факультете (1965—1968) и факультете журналистики МГУ (1971—74).Принимал участие в поэтической группе «Московское время» вместе с Бахытом Кенжеевым, Сергеем Гандлевским, Александром Сопровским.В 1975 году был арестован и выслан из Москвы, и в том же году эмигрировал в США. Редактировал газету «Русская жизнь» в Сан-Франциско в 1976-1977 году. Учился в Мичиганском университете, защитил диссертацию (1983). Преподавал в колледже Дикинсон (штат Пенсильвания) русскую литературу. С 1989 года работал в Мюнхене и в Праге на радио «Свобода» редактором и ведущим программ «Седьмой континент» и «Атлантический дневник». С 2007 года живёт в Вашингтоне, в начале 2009 года переехал в Нью-Йорк.

 

 

* * *

нектар таскали и пыльцу

сквозь сотни трудных миль

но время подошло к концу

пора валиться в пыль

ум посерьезнее чем мой

велит свернуть дела

зачем тогда я был пчелой

зачем была пчела

ум посерьезнее чем мой

идеей обуян

что жизнь была один сплошной

оптический обман

что уж мираж в густом хвоще

и аист и вода

и никакой пчелой вообще

я не был никогда

а я уже лежу в пыли

и возразить нельзя

но все-таки цветы цвели

их хватит за глаза

все лето в толчее речной

я трогать их любил

вот почему я был пчелой

вот почему я был

 

БАЛЛАДА КАНАТЧИКОВОЙ ДАЧИ

 

внезапно он впал в непонятки

и был на лечение взят

в приют где крутые порядки

лет может быть сорок назад

сестра выдавала таблетки

для восстановления сил

хранил их в бумажной салфетке

и новых исправно просил

в палате лежали больные

от жутких видений крича

с уколами в жопах иные

и не было к двери ключа

психический с фиксой в оскале

сновал среди коек как рысь

а к будке во двор не пускали

друзьям позвонить и спастись

тогда он решил притвориться

нормальным как эти врачи

нащупав где вроде граница

рассудка светилась в ночи

и мир показался понятным

известным как меньшее зло

с жестоким режимом палатным

расстаться ему повезло

он вырвался заживо с дачи

где дух у иллюзий в плену

а может все было иначе

и только казалось ему

что прежняя жизнь продолжалась

что осени краски пестры

и лишь мимолетная жалость

мелькнула в глазах у сестры

когда в простыне выносили

впотьмах санитары труда

чтоб в бедную землю россии

зарыть и забыть навсегда

где так и лежит он ненужный

свою отстояв правоту

и лес полыхает наружный

как фикса у психа во рту

 

УТРАТА СИММЕТРИИ

приснилось зеркало но сам я в нем не сплю

мне даже невдомек что вот лежу и вижу

себя во сне глаза распахнуты вовсю

сдобро бы зависть в нем мерещилась к тому

кто глупым первенством предпочитал кичиться

но отраженному не втолковать уму

чем подлинней в стекле ребро или ключица

и что за фишка явь когда чугунным сном

объят оригинал от копии отлично

а зеркало во сне и призрак бдящий в нем

к моей реальности не пригнан симметрично

уже всерьез боюсь что встану и уйду

не тот который сплю а тот который видит

меня в стеклянный лес попавшего в бреду

откуда из двоих один на волю выйдет

открыл бы кажется уже глаза но свет

скребет пустой зрачок и огибает тело

а наяву нигде оригинала нет

там смерклось зеркало и время опустело

 

* * *

если б времени на свете

было вдоволь трать не трать

а кузнечики и дети

перестали умирать

если б время не летело

как в луче паучья нить

на любое плюнув дело

мог бы с ним повременить

но не выклянчить отсрочки

точен анкерный отсчет

как вино из битой бочки

прочь вселенная течет

смерть стремительная птица

в ночь прокладывает путь

надо очень торопиться

надо сделать что-нибудь

ИМЕНА

для простоты он поступил ребенком

в одну семью и тем закрыл вопрос

поскольку ничего не смыслил в тонком

регламенте а ел себе и рос

и приживаясь в их белковом мире

как будто в пазле складывал куски

знал например что дважды два четыре

но в школе ошибался у доски

составил опись бабочкам и птицам

учил язык и точно применял

и приглядевшись к их двуглазым лицам

мать за отца уже не принимал

он выдюжил лиха беда начало

где прежних жребий ожидал иной

но что его от местных отличало

так это страсть к скитаньям под луной

беседуя с созвездиями немо

личину прочь пока спала семья

он мог легко ночную карту неба

нарисовать он знал ее всегда

светясь как фосфор где ключей и речек

журчание до утренних лучей

он смутно понимал что он разведчик

и резидент но плохо помнил чей

но после школы воротясь к обеду

сдвигая ложной личности слои

шифровки отправлял на андромеду

своим хоть и не помнил кто свои

худющий в вечных ссадинах на коже

лет десять но на вид и тех не дашь

как жаль его он был ребенком все же

мы были все уверены что наш

а на борту в их орудийном зале

пока всерьез не вспыхнула война

все призраки уже прекрасно знали

птиц и цветов чужие имена

 

КОНИ

над речкой стояла изба кузнеца

под копотью плотной и потом

никто различить не пытался лица

мы знали по грохоту кто там

страшней колдуна и кощея худей

он плуги прямил обувал лошадей

как ворон кувалда летала

под черную песню металла

ночные куранты над скудным жнивьем

в ноябрьской предательской жиже

мы слушать к плетню приходили втроем

ни порознь не смея ни ближе

там пламя ночами пылало года

и если он спал мы не знали когда

гремела печаль вековая

всю правду из недр выбивая

но только однажды он лег на кровать

покорной сказав половине

что больше коней не намерен ковать

что кони свободны отныне

и мы прибежав с ежедневным огнем

лицо человека открыли на нем

нездешним отмытое светом

мы вскоре окажемся все там

наутро сказала что будет ничья

и сгинула как не бывала

соперника вскоре нашли у ручья

украдкой родня отпевала

не мой ли черед позабросив дела

куда эта песня упрямо вела

где кони без шрамов на коже

свободны и всадники тоже


 

Телефон: