«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

АКЕЛДАМÁ

…четырнадцать сов и шестнадцать чужих богинь;

на влажном песчанике - след от босой ноги,

как слепок моллюска. Глядит на зарю Лука

и звёзды следят за поклёвками кадыка.

Лука неподвижен. Он шепчет, слезу тая:

когда бы не жатва, когда бы не речь Твоя -

лечил рыбарей бы, да жён, да горластых чад…

Но подвиг иной уготовил Ты для врача.

 

…в низине, на ветви, в плену молодых лучей

висел ученик - из возлюбленных - казначей.

Тянул богачу потроха, свежевал пяту

внимательный сокол, а рядом - кричал петух.

Воистину - камень, заброшенный позже в Рим

шипел на рассвете слезой - угловат, незрим;

шипели слова, испаряясь что дождь скупой.

И мир отворялся бегущей к горе тропой…

 

…блестела Афина, мерцала впотьмах сова;

два лика монеты - одна на века молва,

два мужа, два сына, к суду - две больных души, -

один только трепет - как Он их судьбу решит.

…земля благодарна, корми её. Все дела -

изрёк кровопийца, которого смерть ждала;

но дальше участка неведомо - кто важней

Паллады немой, да совы в обороте к ней…

Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: