«Русский Гофман»
раздел ФЕСТИВАЛИ

***

Попытка разговора

 

Мной двигала одна простая мысль,
Что человек по сути одинок,
Не так, так эдак -
Исключенье - редкость.


              *
Горит свеча или другой светильник,
Или луна, а, может быть, и солнце -
Тут освещенье роли не играет -
Оно внутри двоих. Лицом к лицу,
Они сидят, лежат, парят - не важно.
Никто из них не открывает рта.
Он смотрит на лицо её, ослепнув,
Потом, не в состоянии смотреть,
К губам её надолго приникает
И снова смотрит, видя только прелесть.

Такой филармонический эффект,
Где послезвучье длится дольше пьесы.

Бывает - для неё это внове,
Тогда она, желая подтвержденья,
Той музыке, что в сердце ясно слышит,
Тихонько шепчет: любишь?...любишь?...любишь?


               *
Два человека что-то говорят
Друг другу громко, горестно и желчно,
Но звук, достигнув слуховых мембран,
Колеблет их, не попадая в душу
И отклик боли не находит в ней.

Так крик в горах, глухих, лишённых эха,
Выходит из распяленного рта
И падает к ногам тончайшей льдинкой -
Попыткою, замёрзшей на лету.

И, так как, оба говорящих - глухи -
Сведён на нет весь смысл их разговора,
И потому, закончив пантомиму,
Они уходят в разные концы,
Оставив за спиной пустыню сцены.


               *
Скамейка в парке. Тихое кафе.
Альтернатива - в комнате два кресла.
Остывшие любовники. Чета,
Достигшая черты в своём союзе.
Отец и сын. Наследник и родитель.
На пологе глобального молчанья
Отчаяния явственный налёт,
Когда слова, что листья перед снегом -
И чувствуют и слышат только смерть.
Когда былое пламя, угли, искры -
Уже зола и горькая зола,
Что душу полнит, если не упрёком,
То - почему? - повисшем без ответа.

Когда не видят будущего двое -
Действительно, о чём тут говорить?



                *

Любое время года. Безмятежность.
Тропинка меж решётчатых заборов.
Хозяева, внимательно и молча
Глядящие пришедшему вослед,
К чему любой привычен посетитель -
Визит сюда, как правило, системен.

И, наконец, знакомый тесный двор.

И разговор, негласно здесь идущий
Всегда печален, ибо он же - память
О собеседнике, которого при жизни
Вполуха слушал, думал - после...после...

 


 
Новости
все

79389376_2845903445422739_6387343386856128512_o

25 января с 17.00 до 20.00 часов

Арт-Кафе Букiторiя Ул. Николая Лысенко,1, Киев

Вход свободный.

Презентация книги Тариэла Цхварадзе (Tariel Tskhvaradze) "До и после". События, описанные в этой книге – путь реального человека из криминала в большую поэзию. Почти мгновенное, непостижимое превращение героя из криминального авторитета в популярного поэта не имеет прецедентов в современной литературе.
Как будто Всевышний переключил тумблер в голове. Иначе, как Божьим промыслом, такое не назовёшь...
Повествование охватывает период с 1957-го года по сегодняшний день. Много места уделено 90-м годам. Оно насыщено сценами криминального характера, элементами лагерного и тюремного быта и основано на реальных событиях. Автор не понаслышке знаком с этой жизнью, поэтому повесть максимально правдива. В ней есть и любовь,
и юмор, и страдания и все революционные процессы периода «Перестройки».

Вот что говорит после прочтения книги Андрей Макаревич: «Мы познакомились с Тариэлом на фестивале поэзии в Киеве, и все эти годы я знал его как хорошего, зрелого поэта. Я и не предполагал за его плечами такого рода жизненный опыт, и эта книга стала для меня откровением. Она написана простым, „нехудожественным“ языком, а оторваться от нее невозможно. Удивительная история, удивительная судьба!».

10.01.20
Телефон: